Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:41 

Кодекс, Культура и Религия

White Dog
Перепечатываю кодекс из Dragon Age. Пока есть это:

Долгий путь

Когда наш народ покинул Тевинтер, мы ничего не имели и знали только, что впервые за многие века стали свободными.
Шартан мечтал о Родине, на которой мы сможем жить как хотим. После продолжительной борьбы, забравшей бесчисленные жизни, нам отдали Долы. И хотя они расположены к югу от земель Орлея, очень далеко от Тевинтера, нам было все равно. Мы возвращались домой и дорога была открыта.
Мы назвали этот поход «Долгим путем», ведь он и впрямь был долгим. Мы шли, неся на себе немногое оставшееся имущество. Кто-то был без обуви, потому что не имел ее. Целые семьи, женщины с младенцами, молодые и старики вперемешку – все двигались пешком. А если кто-то больше не мог идти, мы несли его или, в редких случаях, оставляли позади.
Путь оказался последним для многих из нашего народа. Кто-то умер от истощения, кто-то, утратив надежду, просто свалился на обочине. Многие пали от рук людских разбойников – хоть у нас и не было имущества. Пока мы шли, непрерывно росло число жалевших о решении оставить Тевинтер. «Мы хотя бы жили в Тевинтере, - говорили они, - у нас была пища, вода и кров. А что у нас есть сейчас? Только небо над головой и бесконечный путь впереди». Кое-кто даже повернул назад, но большинство продолжило поход.
И боги вознаградили не усомнившихся и привели нас в Долы. Эльфийский народ назвал новую столицу Гамаширалом, что означает «конец пути». На время эти земли сделались нашим домом.
Из рассказов Гишареля, хранителя клана Ралеферин долийских эльфов.


Утенера

Для древних эльфов, живущих во времена Арлатана, утенера была обрядом почитания. В те времена эльфы не старели. Они не были бессмертными, но и не страдали от старения тела или разума. Ослабевал у них только дух.
Это происходило нечасто, но говорили, что старейшие в какой-то момент просто уставали от жизни. Воспоминания становились для них непосильной ношей, и, не зная покоя, они «отступали в сторону», отдавая роль старейшин рода своим приемникам.
Слово «утенера» означает «долгий сон», для которого старейшие удалялись в склеп, бывший и ложем, и могилой. После пышной церемонии, на которую собирается весь клан, старейшине впадали в дремоту, которая длилась столетиями. Часто они и вовсе больше не просыпались. Со временем тело такого эльфа ослабевало и он тихо умирал во сне. Родные регулярно приходили в склеп, чтобы воздать почтение принесшему столь великую жертву.
С появлением людей и последующим ускорением жизни эльфов обряд утенеры начал забываться, а после падения Арлатана был окончательно забыт.
Из книги «Что ушло», написанной Гассандриэлем, правителем Гамаширала, Славного 2:7


Валласлин: письмо на крови

Когда дети нашего народа достигают совершеннолетия, они получают право нанести валласлин или письмо на крови. Этот обычай отличает нас от шемленов, а так же от эльфов, перенявших шемленские привычки. Он напоминает, что никогда больше мы не откажемся от своих традиций и верований.
Сам ритуал заслуживает великого почтения. Тот, кому предстоит получить валласлин, обязан надлежащим образом подготовиться, посвятив должное время размышлениям о богах и обычаях нашего народа, а так же очистив тело и кожу. Когда время приходит, хранитель обычаев клана наносит письмо на крови. Ритуал этот происходит в полной тишине, а крики боли считаются признаком слабости. Если испытуемый не в состоянии выносить боль, это означает, он еще не готов принять на себя груз ответственности взрослого. Если хранитель решает, что юный эльф не вынесет испытания, ритуал останавливают. В этом нет ничего постыдного, ведь все дети разные, а наши предки могли прожить несколько столетий, прежде чем их признавали взрослыми.
Из рассказов Гишареля, хранителя клана Ралаферин долийских эльфов


Андерфелс

Андерфелс – это страна, которая поражает воображение полным отсутствием умеренности. Это наиболее пустынное место в мире, ибо два Мора оставили после себя безграничные пустыне просторы, до такой степени безжизненные, что даже трупы здесь не разлагаются – ни насекомые, ни черви не водятся в этих местах.
Эта страна переполнена чудесами. Стоит только упомянуть Мердейн с вырезанными на его поверхности гигантскими изображениями Нашей Госпожи, которая, протянув к нам руки, сияет негасимым пламенем, а так же крепость Вейсхаупт, белокаменные стены которой возвышаются над окружающими пустынными развалинами.
Да и сами андерцы как будто обожают крайности: здесь обитают самые фанатичные жрецы и самые опасные для врага солдаты, а народ местный невероятно беден, однако же вызывает страх у всего мира.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.



Антива

Во всем цивилизованном мире распространено мнение, что в Антиве нет короля. Однако же я уверяю любезных читателей, что это не так. Династия королей Антивы остается непрерывной вот уже две с половиной тысячи лет – дело лишь в том, дело лишь в том, что на антиванских королей никто никогда не обращает внимания.
В действительности страной управляет собрание торговых принцев. Они не принцы в общепринятом смысле этого слова, а главы банков, торговых компаний и винокурен. Размер их власти прямо зависит от размера богатства.
Однако знаменита Антива не столько необычной формой правления, сколько винами, которые, безусловно, не имеют равных в мире. Многие люди так же знают об Антиве благодаря Дому Воронов. Поскольку антиванцы хороши во всем, кроме военного дела, всех удивляет то, что именно в Антиве обитают наиболее смертоносные наемные убийцы во всем мире. Их слава настолько велика, что в стране даже нет обычных войск. Не один король не захочет послать свою армию в Антиву, и даже если отдать подобный приказ, трудно найти полководца до такой степени безумного, чтобы возглавить подобное вторжение. Вполне вероятно, что само нападение завершится успехом, однако его руководители до этого дня наверняка не доживут.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.


Аварцы

В древности аламаррийские племена под натиском врага вынуждены были пересечь Морозные Горы. В последствии они разбились на три группы: одна осела в Ферелденской долине,вторая оказалась вытеснена в дикие земли Коркари, а третья вернулась в горы. Современные ферелденцы почти не похожи на своих предков-аламаррийцев, да и племена хасиндов практически забыли свои обычаи – но аварцы за прошедшие века изменились очень мало.
Как и хасинды, аварцы не являются единым народом. Каждое племя живет само по себе и подчиняется только своему вождю. Аварцы по-прежнему почитают своих собственных богов: Корта Отца Гор, Гаккона Зимодыха, Хозяйку Небес, а так же дюжину звериных богов, имен которых никогда не слышат чужеземцы.
В горах ничто не живет долго. Ветра и дожди рано или поздно разрушают даже самые прочные предметы. Долина, которая лишь недавно была пригодна для земледелия, за считанные годы может оказаться скованной вечными льдами. Дичь здесь постоянно мигрирует. И даже друг другу аварцы никогда не дают обещаний навсегда: их свадебный обряд представляет собой ритуал, во время которого жених пытается развязать накрепко завязанную в узлы веревку, а невеста тем временем поет гимн какому-либо из божеств. И сколько узлов жених сможет развязать, пока не закончилась песня, столько лет невеста проживет с ним. Жители равнин нередко забывают, что в Морозных горах нет такого понятия, как вечный союз.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.

@темы: Dragon Age

URL
Комментарии
2010-03-14 в 20:52 

Жопа Королевских кровей. Будь сильней, или я тебя Уничтожу...
Силейз: Хранительница Очага

Силей хранительница Очага является сестрой Андруил Охотницы. В то время как Андруил любила бродить по лесам с дикими звермя и птицами, Силейз предпочитала не покидать свой дом-дерево, развлекая себя песнями и изящными искусствам.
Это Силейз дала нам огонь и научила им пользоваться. Это Силейз показала нам, как лечить травами и магией и как облегчать приход в мир нового ребенка. И опять же Силейз научила нас сплетать волокна растений в веревки и нити.
Мы многим обязаны Силейз и именно потому поем ей всякий раз, когда зажигаем или гасим огонь. Вот почему мы посыпаем наши аравели пахучим древесным мхом Силейз и просим, дабы она сохранила их и все, что в них находится.

Рассказано Гишарелем, хранителем Ралаферинского клана долийских эльфов.

2010-03-14 в 21:06 

Жопа Королевских кровей. Будь сильней, или я тебя Уничтожу...
Отступники
Новички нередко считают, что маг-отступник и малефикар суть одно и то же. И в самом деле, Церковь за прошедшие века приложила немало усилий, чтобы утвердить в умах это мнение. Истина, однако, в том, что хотя отступник зачастую бывает и малефикаром, но не всякий отступник непременно малефикар. Малефикар - это маг, который применяет запрещенное знание, такое, как магия крови и вызов демонов, в то время как отступник - это просто любой маг, который не подчиняется правилам круга (а, следовательно, и Церкви). За ним охотятся храмовники, и довольно часто они, чтобы выжить, обращаются к запрещенным знаниям, но было бы ложью сказать, что все отступники начинают именно с этого.
Традиционно отступниками становятся в двух случаях: либо это маги, которые бежали из Круга, либо маги, которые изначально никогда не были в Круге. Последняя категория включает тех, кого мы обычно называем "подзаборными магами" - жителей глухой рровинции, чьи магические приемы сильно отличаются от наших. Иные из этих подзаборных магов даже не подозревают о своей природе. Их неразвитый жар проявляется различным образом, что маг такого сорта может счесть проявлением веры силы воли или делом чужих рук (в зависимости от его характера). Некоторые из этих традиций переходят из поколения в поколение, как в случае в так называемыми "ведьмами" хасиндов или "шаманами" аварийских дикарей.
Неважно, каким образом маг стал отступником, Церковь обращается со всеми одинаково: храмовники открывают на них охоту, чтобы предать правосудию. Почти во всех случаях "правосудие" означает казнь. Если имеется крайне веская причина оставить магов в живых, примеряется Ритуал Усмирения. Считаем ли мы, Круг Магов, подобную систему справедливой - не имеет значение: она такова, какова есть.

Из "Закономерности формы", написано Хальденом, Первым Чародеем Старкхевена, в 880 Благословенного века

2010-03-14 в 21:15 

Жопа Королевских кровей. Будь сильней, или я тебя Уничтожу...
Черный город

Всякий, кто путешествует в Тень, не может не увидеть Черный Город. Это одна из немногих постоянных величин вечно изменчивого царства Тени. Где бы не оказался путешественник, ему будет виден Черный Город. (Неизменно вдалеке, ибо единственный закон географии Тени в том и состоит, что все ее места равно удалены от Черного Города)
Песнь учит нас, что Черный Город был когда-то обителью Создателя. Именно оттуда Он правил Тенью, но покинул свою обитель, когда люди отвернулись от Него. Ни спящие, ни духи никогда не бывают в Черном Городе. Даже самые могущественные демоны Избегают его.
Легенды повествуют, что когда-то этот город блистал золотом и красотой, пока группа могущественных лордов-магистров Тевинтера не придумала способ пробраться туда. Когда они добились своего, их присутствие осквернило город, и он стал черным (что, по всей вероятности, вряд ли обеспокоило их самих).

Из По ту сторогу Завесы: духи и демоны, написано чародейкой Мирдромель.

2010-03-14 в 21:47 

White Dog
Банны

Центральная часть Ферелденской долины всегда представляла собой настоящую загадку: каждому из баннов по отдельности принадлежит не более нескольких дюжин лиг сельскохозяйственных земель, однако в совокупности они управляют большей территорией, чем все тэйрны и эрлы вместе взятые. Содружество независимых баннов так и называется – Банны. Именно оно составляет основу власти в Ферелдене.
Как показывает история, на трон Ферелдена может сесть только тот правитель, который сперва добился расположения Баннов. Королева Фионна, которой судьба уготовила злую участь – оказаться на троне в восемнадцатый год Века Стали, - писала о Баннах: «В этом году в нашей стране было три войны, вспыхнувших вследствие ухода жены от мужа, пять – из-за шерсти и одна из-за яблони. А ведь до конца года еще есть время! И кто поверит, что те самые банны, которые так старательно режут друг другу глотки, лишь в прошлом году объединились, чтобы надеть на меня корону?»
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.



Лес Бресилиан

В лесу Бресилиан есть места, где завеса столь тонка, что граница между бодрствованием и сном почти отсутствует. В одном из таких мест на свет появился ребенок, которому на роду было написано стать мастером-лучником. Однако же родился он под столь неблагоприятными звездами, что мать нарекла его Абелас, что значит «горе». И с таким именем он жил.От него постоянно уходили ученики, с луками, которые он изготавливал, раз за разом происходили несчастья, и в конце концов остался он ни с чем. Прочие члены клана стали опасаться, что неудачливость Абеласа скажется и на них, и потому стали поговаривать, что хорошо бы изгнать его.
Абелас узнал об этом и решил переменить свою удачу, для чего пошел один в лес, чтобы найти подходящее дерево, из которого можно делать луки.
Наконец ему удалось отыскать молодую рябинку, растущую у ручья. Он поднял свой топор, и дерево испуганно вскрикнуло, моля о пощаде. Но Абелас ответил: «Если я не отниму твою жизнь, настанет конец моей». Двумя ударами топора он повалил дерево и сделал из него три лучших лука за всю свою жизнь. Довольный, Абелас вернулся в лагерь и сразу же отдал эти луки охотникам.
Однако к ночи в лагере поднялась суматоха. Охотники вернулись с добытыми зайцами, тела которых, когда их разрезали, содержали лишь червей и труху. Старейшина сказал: «Это знак того, что охотники лишили какого-то духа тела, в котором дух обитал – ведь известно, что духи не перемещаются по миру самостоятельно, а вселяются в тело живого существа». Потом старейшина наложил заклинание, чтобы загнать духа в Тень, а клан лег спать голодным.
На следующий день охотники принесли самку оленя и вновь из ее тела посыпалась труха. Эльфы испугались, что дух уморит их клан голодом, и задумались, чем они заслужили такое проклятье. Тогда Абелас вышел вперед и рассказал о срубленной им рябине. Старейшина погрузился в раздумья. Наконец он провозгласил, что надо вернуть то, что забрал у духа Абелас. Он послал охотников в лес, чтобы те выкопали паросток рябины и принесли его вместе с корнями в лагерь.
Потом старейшина приказал посадить отросток и обратился к духу с просьбой о прощении. Раздался ужасный звук, как будто весь лес испуганно закричал. Лагерь окутала тьма, хотя был только полдень. А когда тьма развеялась, на месте лагеря оказалась рябиновая роща, на каждом стволе которой можно было увидеть застывшее, перекошенное ужасом лицо эльфа. С тех пор эльфийским кланам запрещено рубить живые деревья в Бресилианском лесу. Ведь духи никогда никого не прощают.
«Рябиновая роща: долийская сказка»,
из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


Календарь Тедаса

Большинству простых людей почти нет дела до премудростей нашего календаря. Он нужен народу лишь потому, что сообщает о приближении празднества Летнего Дня, близости зимы и необходимости собирать урожай. Названия отдельных лет – это дело историков и мытарей, и если спросить людей, почему нынешний век называется веком Дракона, мало кто сможет сообщить тому причину.
Сейчас век Дракона 9:30, то есть тридцатый год девятого столетия с коронации первой Владыки Церкви.
Каждый век длится в точности сто лет, а название следующего века выбирается в девяносто девятый год предыдущего. Ученые Вал Руайо сообщают Церкви о знамениях, наблюдаемых в этот девяносто девятый год, затем Церковь проводит многочисленные исследования, и наконец Верховный жрец или жрица провозглашает имя наступающего Века. Говорят, что такое имя предзнаменует грядущее – то что ждет народ Тедаса в ближайшие сто лет.
Нынешнее столетие не должно было стать веком Дракона. В последние месяцы Благословенного Века Церковь готовилась провозгласить следующие сто лет Солнечным Веком в честь символа Орлезианской Империи, которая в те времена охватывала почти всю южную часть Тедаса, управляя Федерлендом и нынешней Неваррой. Этот век должен был стать кульминацией расцвета Орлезианской Империи.
Но когда началось восстание в Ферелдене, и вот-вот должна была состояться битва на реке Дейн, произошло удивительное событие: «буйство», или явление дракона, - к тому же наиболее ужасной из его разновидностей. Со времен большой охоты на драконов в Неварре эти создания считались практически вымершими и говорят, что вид дракона, поднявшегося над Морозными горами, неимоверно впечатляет и пугает одновременно. И когда дракон учинил буйство, опустошив немалую территорию в поисках пищи, престарелый Верховный жрец Фаустин II внезапно провозгласил наступление века Дракона.
Кое-кто утверждает, что таким образов Владыка заявил о поддержке Орлея в войне против Ферелдена, поскольку дракон – это элемент родовой геральдики Дуфайель короля Мегрена, более известного как «король-узурпатор Ферелдена». Так или иначе, драконье буйство оказалось направлено на орлезианские предгорья Морозных гор, в следствии чего сотни людей погибли, а еще тысячи вынуждены были бежать к северному побережью. Ферелденские повстанцы одержали победу в битве на реке Дейн, таким образом завоевав себе независимость.
Многие исследователи уверены, что век Дракона принесет Тедасу жестокие и неспокойные времена перемен. Как говорится, поживем – увидим.
Из книги «Усердный богослов», написанной братом
Дженитиви, церковным ученым, Дракона 9:25

URL
2010-03-14 в 21:48 

White Dog
Хасинд

«Добряки» хасинды живут в Диких землях Коркари с тех пор, как первые войны с алмарри тысячу лет назад вытеснили их на юг. Согласно их собственным преданиям, они всегда были лесными жителями и быстро привыкли к своей новой родине. Низинные края изобилуют дичью и рыбой, и хасинды процветали.
Долгое время они и живущие в горах аввары были истинной грозой северных низин. Явилась Тевинтерская Империя и с огромным трудом отбивала волны нашествий с юга и запада. Крепость Остагар была выстроена специально для того, чтобы следить, не идут ли из лесов на север хасиндские орды. Только в первой половине Века Верховной Жрицы, когда легендарный воитель Хафтер наголову разгромил хасиндов, угроза хасиндов северным низинам была ликвидирована окончательно.
В наши дни хасинды считаются довольно мирным народом, хотя их обычаи по сравнению с нашими остаются по большей части варварскими. В Диких землях Коркари они живут в диковинного вида хижинах, построенных на сваях или даже вершинах могучих деревьев. Они раскрашивают лица и, подобно авварам, разделены на небольшие племена, которые управляются шаманами. Много ходит рассказов об этих шаманах, выучившихся магии от «ведьм Диких земель», ведьм, которые вызывают страх в той же мере, как почтение и благодарность, хоть и нет надежного доказательства, что они существуют. В частности, во всех племенах известна история Флемет, самой могущественной ведьмы Диких земель.
Хотя нет способа узнать, сколько хасиндов живет сейчас в диких землях, редкие путешественники, пересекающие леса, которые кое-как сводят концы с концами даже в насквозь промерзших пустошах дальнего юга. Легко можно понять, что если хасинды когда-нибудь вновь объеденятся, у Ферелдена будет причина их опасаться. Мы не обращаем внимания на хасиндов, потому что нам грозит иная опасность.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


Городские эльфы

Непросто рассказать детям нашего клана о тех из нашего народа, кто решил жить в шемленских городах. Дети спрашивают меня: «Кому охота терпеть такое к себе отношение?». И я не знаю, что им ответить – ответа на этот вопрос у меня попросту нет. Эльфы были освобождены, но часть из них вернулась, чтобы служить своим бывшим хозяевам. Они подобно животным обитают в огороженных стеной кварталах шемленских городов; они выполняют самую отвратительную работу и ничего за это не получают. Зачем им это нужно? Даже не знаю.
Мы рассказываем нашим детям, что эльвенаны сильные и гордые, но потом они слышат об этих городских эльфах, которые покорно склоняются перед людьми. Как вырастить детей гордыми, если они знают, что есть в нашем народе и такие, кто молча терпит, когда их втаптывают в пыль? Поэтому мы говорим своим детям, что этих городских эльфов надо жалеть, что они порвали со своим народом, порвали с наследием предков. Мы рассказываем им, что некоторые так привыкают к подчинению, что, будучи освобождены, просто не знают, как им дальше поступать. Они слабы и всего боятся – страшатся неизвестности, боятся нашей бродячей жизни… Но прежде всего они бояться даже надеяться на то, что когда-нибудь у нас будет своя родина.
Из рассказов Гишареля, хранителя клана Ралаферин долийских эльфов


Культура эльфинажей

Эльфинажи были всегда – с тех пор, как эльфы и шемы стали жить в одних краях. И наш – даже не самый худший: говорят, в Вал Руайо десять тысяч эльфов живут на клочке земли размером с денеримский рынок. И вроде бы окружающие его стены так высоки, что их венадал пребывает в тени до полудня.
Однако не стоит бездумно равнять стены с землей и биться со стражниками. Стража охраняет не столько выход, сколько вход. Ведь никто не принуждает нас тут жить. Иной раз какой-нибудь семье перепадает денег, и они покупают дом возле доков или в предместье. Если повезет, они возвращаются в эльфинаж, когда грабители сожгут их жилище. Менее удачливые идут прямиком на поле нищих.
Здесь мы одна семья. Помогаем друг другу. Здесь мы делаем все возможное, чтобы не забывать старинных обычаев. А плоскоухие, что ушли отсюда, просто застряли на полдороге. Людьми им никогда не стать, а все эльфийское они уже отбросили. Куда приведет их этот путь? Никуда.
Саретия, хагрен Хайверского элифнажа.

URL
2010-03-15 в 20:56 

White Dog
Арлатан, часть первая

До того, как века были исчислены и поименованы, жизнь нашего народа была славной, вечной и неизменной. Подобно великому дубу, наш народ был верен обычаям, крепок корнями и постоянно стремился ввысь.
Когда жизнь не имела конца, не было нужды суетиться. Обряды поклонения богам длились месяцами. Решения принимались после десятилетних обсуждений, а их воплощение растягивались на годы. Время от времени наши предки впадали в многовековой сон, но это была не смерть, ибо они знали, что во сне отправляются странствовать в Тени.
В тот век вся эта земля называлась Элвенан, что на древнем языке означало «место нашего народа». А в центре мира стоял великий город Арлатан – средоточие знаний и место для бесед, куда лучшие эльфы древности стекались, чтобы обменяться знаниями, повстречаться с старыми друзьями и поучаствовать в диспутах, длившихся тысячелетиями.
Но пока предки были поглощены бесконечностью сменявших друг друга веков, плывя по течению жизни с непозволительной по нынешним меркам неторопливостью, мир за пределами наших густых древних лесов постепенно менялся.
Сначала на севере появились люди, прибывшие из Пар Воллена. Древние прозвали их шемленами, «суетливыми детьми», ибо жизнь этих жалких созданий пролетала в мгновение ока. Впервые встретившись с эльфами, они вели себя дерзко и воинственно, вспыхивая по малейшему поводу и бросаясь в бой почти без основания, не имея достаточного терпения для неторопливой дипломатии эльфов.
Однако люди несли с собой кое-что пострашней войны. Наши предки оказались беззащитны перед людскими болезнями и впервые в истории эльфы стали умирать естественным образом. Более того – те, кто общался с людьми по торговым или иным делам, стали стареть, заразившись быстротечностью людской жизни. Многие сочли, что древние боги сочли их недостойными жить вечно и ввергли в шемленскую суету. Со временем наши предки стали смотреть на людей, как на паразитов – подобно тому, как, в моем понимании, людям видятся эльфы, живущие в городах. Древние решили закрыть Элвенан для людей, опасаясь, что ускоряющийся ритм жизни погубит нашу цивилизацию.
«Падение Арлатана», изложено Гишарелем,
хранителем клана Ралаферин долийских эльфов.


Арлатан, часть вторая

Вы спросите, что же произошло с Арлатаном? Как ни жаль, мы этого не знаем. Даже у тех, кто хранит древние сказания, нет достоверных сведений о случившимся. Предания об Арлатане до его падения и легенды о гневе богов – все, что у нас есть.
Людской мир продолжал меняться, даже когда эльфы спали. Кланы и племена уступили могущественной империи Тевинтер, которая по неведомой нам причине направила силы на покорение Элвинана. Когда люди разрушили стены Арлатана, эльфы, страшась болезней и потери бессмертия, предпочли бегство сражению. Имея в распоряжении магию, демонов и даже драконов, империя Тевинтер без труда покорила Арлатан, разрушая на пути победного марша дома, галереи и амфитеатры, простоявшие многие века. Наш народ оказался в рабстве, и от общения с людьми ритм нашей жизни ускорился настолько, что все плененные эльфы утратили былое бессмертие. Они взывали к древним богам, но так и не дождались ответа.
О том, почему боги остались безучастны, наш народ сохранил лишь одну легенду. Говорят, что Фен‘Харел, Великий Волк и Повелитель плутов, обратился к древним божествам добра и зла с предложением заключить перемирие. Боги добра должны были удалиться на небо, а повелители зла – отправиться в бездну, и ни те, ни другие не имели бы права нарушить чужие границы. Но божества не знали, что Фен’Харел задумал их обмануть, а когда узнали, было поздно: оказавшись запертыми в своих владениях, они уже не могли вмешиваться в дела смертных. Конечно же, это сказка, но, по утверждению эльфов, побывавших в Загробном мире, Фен’Харел все еще несет там караул, дабы боги не смогли бежать из своих темниц.
Как бы там ни было, Арлатан пал перед теми самыми людьми, которых наш народ некогда считал досадными паразитами. Говорят, магистры Тевинтера с помощью подвластных им разрушительных сил заставили саму землю поглотить Арлатан целиком, уничтожив тем зоны накопленных знаний, культуры и искусства. Весь уклад и обычаи эльфов остались лишь в памяти тех, кто это пережил.
«Падение Арлатана», изложено Гишарелем,
хранителем клана Ралаферин долийских эльфов.

URL
2010-03-15 в 21:59 

White Dog
Долийские эльфы

Людская империя со временем рухнет. Мы уже видели это несчетное количество раз. Пока же мы будем ждать, держаться диких приграничных земель, разводить галла, строить аравели и оставаться бегущей мишенью для людей, которые нас окружают. Мы стараемся жить так, как жили наши предки, и заново учиться тому, что позабыли.
И пусть с тех пор, как пал Арлатан, древние боги не слышат нас и не отвечают нам, мы продолжаем к ним взывать, чтобы однажды они о нас вспомнили: Эльгархан – Первенец Солна,Тот, Кто Сверг Своего Отца; Митал – Заступник, Фен’Харел – Великий Волк; Андруил – Охотница; Фалон’Дин – Друг Умерших; Диртамен – Хранитель Тайн; Гилан’наин – Родительница Галл; Джун – Мастер Ремесел и Силейз – Хранительница Очага.
Раз в десять лет мы собираемся в Арлатане, чтобы пересказать древние повести и тем продолжить их жизнь. Ибо когда людские королевства падут, мы должны быть готовы научить остальных, что значит быть эльфами.
Гишарель, хранитель клана Ралаферин долийских эльфов.


Денерим

Когда в Ферелдене говорят «отправиться в город», под «городом» неизменно подразумевают Денерим. В королевстве нет другого места, которое могло бы сравниться с ним по размеру, населению, богатству или значению. Это резеденция династии Тейринов, столица Ферелдена, крупнейший порт и, по многовековой традиции, место проведения Собраний земель.
Кроме того Денерим – родной город Андрасте. Или один из городов, где она могла родиться, поскольку на это почетное звание есть несколько претендентов, в числе которых орлесианский Джейдер. Церковь не вмешивается в обсуждение подобных притязаний, однако же хорошо известно, что Андрасте происходит из Ферелдена. Посему при посещении мест паломничества в Денериме крайне нежелательно упоминать Джейдер.
Город лежит у подножья Драконьей вершины – одиноко стоящей горы, изборожденной древними протоками лавы. Во времена Андрасте над вулканом иногда поднимались столбы черного пепла, а выброшенные им огненные камни достигали Вольных Марок. Ныне считается, что Драконья вершина успокоилась навсегда. Тем не менее, некоторые верят, что она лишь погрузилась в сон, и пепел и пламя вновь закроют небо, когда умрет последний король Ферелдена. Однако же, это представляется весьма маловероятным.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.


Драконьи культы

Давайте ненадолго предположим, что чтимый дракон – не более чем животное. Разумеется, животное коварное, но все же лишенное истинного самосознания и сложных чувств. Ведь нет ни единого письменного свидетельства о попытках драконов вступить в общение или совершить действие, которое однозначно являлось бы проявлением их разумности.
Как же, в таком случае, объяснить существование в истории так называемых «драконьих культов»?
Будь то единичный случай, он нашел бы простое объяснение, учитывая величайшее почтение, которое оказывалось Старым богам в древней империи Тевинтер. Приход первого Мора подтолкнул многих граждан к поклонению живым драконам вместо Старых богов, которые так их подвели. В конце концов, драконы были в те времена вполне доступными богоподобными существами, столь же реальными, как и сам Архидемон, и, по свидетельствам, могли предоставлять почитавшим их некоторую защиту.
Таким образом мы сможем найти объяснение и для прочих драконьих культов. Первоначальные их носители могли уцелеть и рассеяться по свету. Поскольку Старым богам поклонялись на всем огромном пространстве Империи, секреты нового культа могли распространиться столь же широко. Но есть сообщения о драконьих культах, бытовавших далеко от границ Империи, у народов, никогда не слышавших о Старых богах. У этих людей не было причин начинать подобный культ. Как это можно объяснить?
Драконопоклонники жили в логове чтимого дракона, вскармливая и оберегая его беззащитных отпрысков. Судя по всему, дракон иногда позволял членам культа убивать детенышей, чтобы напиться драконьей крови. Говорят, она давала много необычных и долговременных эффектов, среди которых увеличение силы и выносливости, а тк же кровожадность. Неваррские охотники на драконов утверждали, что последователи драконьих культов являют собой невероятно опасных врагов. Несомненно, изменения, происходившие с драконопоклонниками, суть своего рода проявление магии крови, однако больше всего нас интересует, как устанавливались взаимовыгодные отношения между чтимым драконом и последователями его культа? Как последние догадались пить драконью кровь? Каким образом чтимый дракон добивался от них заботы о детенышах и узнавал о готовности людей к этой заботе?
Быть может, драконы разумнее, чем мы до сих пор себе представляли? Драконопоклонника еще ни разу не удавалось взять живым, а все свидетельства, которыми мы располагаем со времен неваррских охотников, представляют собой невнятные истории и невероятные сказки религиозного толка. Поскольку драконы возродились лишь недавно и встречаются крайне редко, ответов на наши многочисленные вопросы мы можем никогда и не получить.
Из труда «Пламень и чешуя», написанного братом
Флорианом, церковным ученым, Дракона 9:28

URL
2010-03-15 в 23:18 

White Dog
История Ферелдена: глава первая

Ферелдена в нынешнем понимании не существовало до Возвышенного века. Долина была поделена между дюжиной аламаррийских кланов, которые постоянно враждовали друг с другом из-за территорий, вопросов чести и подданства свободных землевладельцев, и даже, как в одном примечательном случае, из-за клички для суки мабари.
В 33-й год Возвышенного Века тейрном Денерима стал Каленхад Тейрин, после чего все изменилось.
Большая часть знаний о становлении нашего государства пришла к нам из древних песен, которые сквозь века пронесли барды. Эти песни изобилуют преувеличением и откровенным вымыслом, однако же, тем они сходны с учеными трудами некоторых моих современников. Поэты и историки не пришли к единому мнению о том, как Каленхад заручился поддержкой Круга Магов, которые изготовили для него серебристо-белые доспехи. Против этих доспехов, по многочисленным свидетельствам, были бессильны как стрелы, так и клинки. Пройдя во главе армии через всю долину, Каленхад овладел Редклифом, став третьим в истории, сумевшим овладеть крепостью, и на Собрании земель объявил баннам, что отныне он их король.
По словам поэтов, все лорды безоговорочно преклонили перед ним колени. Однако тот факт, что Каленхад явился на Собрание земель в окружении воинов пепла и преданных ему магов Круга, в балладах обычно не упоминается.
С Каленхада берет свое начало династия Тейринов, короли и королевы которой правили беспрерывно до нашествия Орлея в 44-ом году Благословенного века. Тогда законный монарх был вынужден бежать из Денерима, и в течении семидесяти лет после этого на троне восседала послушная Орлею марионетка.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


История Ферелдена: глава вторая

Годы оккупации – темное пятно в истории Ферелдена. Наш народ, с незапамятных времен ценивший свободу превыше всего, был вынужден подчиниться господству Орлея. Империя запретила права собственности на наших эльфов, которых стали продавать, словно скот. Под видом налогооблажения орлейские рыцари регулярно грабили свободных землевладельцев, отбирали у них деньги, продовольствие и даже женщин и детей. Помимо того в течении 70 лет не проводились Собрания земель, поскольку следование нашим древним традициям Империя приравнивала к государственной измене.
Король Брандель был среди тех, кто сумел спастись бегством. Он попытался поднять дворян, не желающих мириться с новой властью, на борьбу за освобождение земель. Однако, поскольку Брандель не отличался силой ума и даром убеждения, те предпочли действовать самостоятельно. Быть может, Ферелден до сих оставался бы одной из территорий, подвластных Империи, если бы дочь Бранделя не имела всех качеств, которыми не мог похвастаться ее венценосный отец. Вступление Мятежной Королевы в ее права началось с молниеносного нападения на имперский арсенал в Лотеринге. С помощью захваченного той ночью оружия повстанцы смогли выступить против орлесианского господства всерьез.
Однако поворотным пунктом войны стало появление в армии молодого землевладельца по имени Логейн Мак-Тир. Обладая незаурядным талантом полководца, этот юноша довольно быстро стал ближайшим советником молодого принца Мерика. Королева в конце концов была убита сторонниками орлесианских властей, стремившихся угодить новоявленным господам. Ее место занял Мерик, а Логейн стал его правой рукой. Новая волна восстания, поднятая Мериком и Логейном, достигла пика в битве на реке Дейн, в которой были разгромлены последние рыцари Денерима. С захватом повстанцами столицы борьба за свободу нашей страны была, наконец, завершена. Однако на смену ей пришла необходимость бороться за восстановление утраченного.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.

URL
2010-03-16 в 11:14 

White Dog
Культура Ферелдена

Народ Ферелдена – сплошная загадка. В своем развитии Ферелденское общество до сих пор балансирует на грани цивилизации и варварства. Не имея ничего, кроме собак и упрямого нрава, ферелденцы смогли противостоять вторжению Тевинтера. Грубые, грязные, своенравные и неорганизованные, они каким-то чудом смогли дать миру нашу пророчицу, обрести некоторую просвещенность и развалить величайшую в истории империю.
Есть несколько вещей, о которых следует помнить в отношениях с этими людьми: во-первых, преданность для них превыше всего остального, будь то власть, деньги или здравый смысл. Во-вторых, не смотря на отсутствие в стране чего-либо, хоть сколько-то примечательного, они невероятно гордятся собственными достижениями. В-третьих, случись кому-нибудь обидеть их собак, они готовы объявить войну. И, наконец, если вы думаете, что начали понимать этих людей – знайте: вы точно их недооценили.
Императрица Селина I Орлесианская, в письме
новоназначенному посланнику в Денериме.


География Ферелдена

Королевство Ферелден – самая южная из цивилизованных стран Тедаса. Впрочем, некоторые ученые ставят под сомнение ее цивилизованность. Вероятно, по географическому положению Ферелден является наиболее обособленным из королевств Тедаса: к востоку от него лежит океан Амарантайн, к Северу – Недремлющее море, а к Югу – Дикие земли Коркари, которые летом представляют собой необъятное торфяное болото, а зимой – коварный лабиринт покрытых тонким льдом протоков. Западную границу Ферелдена охраняют Морозные горы. Только узкая долина между горами и морем позволяет путешествовать из Ферелдена в Орлей и обратно.
Большая часть земель в центральной части королевства, именуемой Баннорн, представляет собой равнину. Ее пересекают остатки древнего тевинтерского тракта, когда-то соединявшего Вал-Руайо с Остагаром, крепостью на краю Диких земель Коркари. В западной части Ферелдена главенствует озеро Каленхад, огромная впадина, наполненная водой из окрестных ледников. На берегу озера Каленхад стоит знаменитая крепость Редклиф, а так же Башня Круга, пристанище ферелденского Круга магов.
В восточной части страны расположен лес Бресилиан, в котором, по мнению суеверных местных жителей, водится нечистая сила. Посреди леса вздымается Пик Дракона, одинокая гора, охраняющая столицу Ферелдена.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.


Вольная Марка

Вольная Марка – это не королевство и даже не страна в общепринятом смысле слова. Более того, обитатели этих мест не любят, когда их огульно называют «марчанами». Скорее это содружество независимых городов-государств, которые объединяются лишь когда это необходимо. В этом смысле Вольная Марка напоминает Банны до появления короля Каленхада. По этой причине там нет столицы, а некое подобие центрального правительства появляется лишь иногда и представляет собой аналог Собрания земель, созываемый лишь в смутные времена.
Я попал туда как раз накануне большого турнира, который проходил в Тантервейле – и сие действо поразило меня. Я видел, как авварские горцы меряются силой с орлесианскими конными рыцарям, как всадники Андерфелса покупают неваррских верховых коней, как антиванские ремесленники продают свои товары магам Тевинтера. Казалось, в этом месте сошелся весь Тедас.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.

URL
2010-03-16 в 19:19 

White Dog
Власть в Ферелдене

Нашим соседям Ферелден представляется полностью погруженным в хаос. В отличие от прочих монархий власть здесь не исходит от трона – скорей, она определяется поддержкой землевладельцев.
Жители сами выбирают банна или эрла, которому в последствии платят дань. Как правило, выбор определяется близостью их земель к замку лорда. Действительно, какой смысл платить за содержание войска, которое не сможет быстро прийти тебе на защиту. Как правило, землевладельцы нового поколения доверяют судьбу тому же банну, которому платили дань их отцы, но иногда ход вещей меняется. Присяги никто не приносит – мало того, бывает, что банны переманивают землевладельцев у соседей, и между былыми приятелями вспыхивает многолетняя вражда. Особенно часто это можно наблюдать в центральной части Баннов, славящейся вспыльчивым нравом тамошних обитателей.
Тэйрны – это обычно выходцы из баннов, военачальники, которые в прежние времена приобрели достаточно сил, чтобы сделать других баннов своими вассалами. До воцарения короля Каленхада тэйрнов было немало, но он сократил их число до двух: Гварена на юге и Хайевера на севере. Банны и эрлы по-прежнему считаютс вассалами этих тейрнов. Последние имеют право обращаться за помощью в случае войны или бедствия. При этом тейрны обязуются защищать присягнувших им.
Эрлы назначаются тейрнами и получают под свое командование крепости, которыми их лорды не могут управлять сами. Банны не присягают эрлам, которые, по сути, не намного выше их титулом.
Король на деле – всего лишь самый могущественный из тэйрнов. И хотя Денерим в свое время был тэйрниром короля, в последствии он стал эрлингом, поскольку королю теперь подчинен весь Ферелден. Но даже королевская власть опирается на благоволение баннов.
В этом проще всего убедиться на Собрании земель, где присутствует вся знать Ферелдена. Эти Собрания проходят уже почти три тысячелетия, и, чтобы очередное из них не состоялось, необходимы чрезвычайные обстоятельства, такие, как Мор или иноземное вторжение. Зрелище короля, просящего поддержки у «неравных» себе – и делающего все, чтобы ее заручиться – всегда изумляло иностранных посланников.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


Морозные горы

Давным-давно и горы имели сердце. Когда мир был юн, у Корта Отца Гор был трон на вершине Беленаса – горы посредине мира, с которой были видны все уголки земли и неба. И увидел Корт, что из-за любви сильные мужчины слабеют, храбрые становятся трусами, а мудрые – глупеют.
И замыслил Корт сделать так, чтобы его собственное сердце никогда не предало его. Он извлек сердце из груди и спрятал там, где ни одна живая душа не осмелится искать его. Он положил сердце в золотой бочонок, закрыл его, закопал в землю, а вокруг поднял самые суровые горы в мире – Морозные горы, которые должны были охранять его драгоценный клад.
Но без сердца Отец Гор сделался жестоким. Его грудь наполнилась колючими горными ветрами, завывающими и хохочущими подобно потерянной душе. Еда отныне казалась Корту невкусной, музыка утратила сладость, а доблестные подвиги не приносили радости. Он насылал на людские племена лавины и землетрясения, желая сделать их жизнь сплошной мукой. И тогда против него сообща поднялись боги и люди. Они стали называть Корта заслужившим смерти тираном, однако без сердца убить его было невозможно. Прошло намного времени, и среди людей и богов совсем не осталось героев, которые осмелились бы бросить Корту вызов.
Хозяйка Небес послала лучших своих детей – самых проворных, самых быстрых и самых сильных крылатых созданий – искать в горах спрятанное сердце Корта, и длились эти поиски один год и один день. Но воробей и ворон, гриф и орел, стриж и альбатрос вернулись к Хозяйке ни с чем.
И тогда подала голос белая куропатка, предложив отыскать сердце верховного бога. Прочие птицы рассмеялись, ведь куропатка – крошечная пташка, слишком робкая, чтобы парить в небе, и пол жизни проводящая, прыгая по земле в поисках червячков. Хозяйка не хотела давать птичке своего благословения, ибо горы оказались слишком суровы даже для орлов – но куропатка все равно отправилась в путь.
И забралась пташка далеко в Морозные горы. Когда она выбивалась из сил и не могла лететь, то ползла по земле. Обняв землю, она выдерживала самые ужасные горные ветра и продолжила свой одинокий путь к долине, в которой билось сердце Корта – и, в конце концов, добралась до него. Корт совершил немало злодеяний, а потому сердце его было слишком тяжелым, чтобы его могла поднять маленькая птичка. И тогда куропатка понемножку покатила его по земле, выкатила из длины и пустила вниз по склону горы. И ударился золотой бочонок оземь, и разлетелся на куски. Сердце и само едва не лопнуло, и причиненная им боль была столь сильно, что бог гор поспешил посмотреть, что же случилось.
Когда Корт подошел к своему сердцу, оно само вскочило ему в грудь, и стал он прежним. И тогда Гаккон Зимодых сковал грудь Корта тремя железными и тремя ледяными обручами, чтобы сердце его никогда не смогло вырваться из груди. А остальные боги воздали белой куропатке почести, которым позавидовали бы даже самые горделивые из орлов.
«Белая куропатка: авварская сказка»,
из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


Хайевер

Замок Хайевер был построен еще в Божественный век, когда Хайевер не был независимым баннорном, но только форпостом растущего баннорна Амарантайн. В те времена сам Амарантайн еще не стал эрлингом. Форпост Хайевер изначально принадлежал семейству Эльстан, родичам семьи Хоу. Однако в век Башен Конобар Эльстан был убит своей женой Флемет, и род его прервался. Земли и титул получил капитан стражи Конобара, Сарим Кусланд.
Кусланды объявили свою независимость от Амарантайна, начав войну, которая продолжалась 30 лет. Когда пыль осела, Хайевер не только остался при своем, но и заполучил половину земель, когда-то бывших юго-западной частью Амарантайна.
Хайевер стал тэйрниром в годы Черного века, когда Хэлия Кусланд собрала лордов под своими знаменами, чтобы изгнать с принадлежавших им земель волков-оборотней, и, можно сказать, задним числом обрела титул тэйрны.
В наши дни Хайевер – один из всего двух оставшихся тэйрниров, и, таким образом, семья Кусланд занимает положение ниже только королевского.
Эрл Хоу из Амарантайна был провозглашен новым тэйрном Хайевера при несколько сомнительных обстоятельствах, и судьба семьи Кусландов сейчас неизвестна.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.

URL
2010-03-16 в 20:13 

White Dog
Озеро Каленхад

Воды озера Каленхад овеяны легендами. Аввары говорят, что когда-то на этом месте была гора Беленас, возвышавшаяся в самом центре мира; с вершины Корт Отец Гор обозревал небо и землю. Но гора была уничтожена в битве между Кортом и змеей Натрамар, и на ее месте остался лишь громадный кратер. Когда Владычица Небес увидела, что горы Беленас больше нет, она зарыдала, и слезы ее наполнили кратер, превратив его в озеро.
Тевинтерцы считали, что воды Каленхад благословил Разикале, бог тайн, и что напившимся из озера будут дарованы особые таланты. И они воззвали на острове посреди озера огромную башню, надеясь, что легендарное могущество этих вод поможет их магическим изысканиям.
Однако большинству из нас известна легенда о короле Каленхаде, чьим именем названо озеро. Рассказывают, что Каленхад Тейрин провел в башне магов год и один день. Ежедневно он зачерпывал из озера чашку воды и относил ее Формари на вершину башни. Силой магии каждая чашка воды преображалась в одно-единственное колечко кольчуги, которую в итоге вручил Каленхаду Круг. В этой кольчуге, созданной из жизненных токов самой земли, Каленхада не могли пронзить ни меч, ни стрела – пока он стоял на почве Ферелдена.
Из «Тедас: Мифы и легенды», написано сестрой Петриной, церковной ученой.


Лотеринг

В древние времена Лотеринг был не более чем торговым поселением, обслуживающим лежавшую дальше к югу крепость Остагар. В наши дни он стал значительно крупнее. Им пользуются Редклиф, а так же община торговцев и наземных гномов недалеко от Орзамара. Расположение на Северном тракте придает Лотерингу стратегическое значение, а потому власть над этим поселением издавна была предметом спора между Южным баннорном и эрлингом Южный Предел. Сам король Каленхад вмешался в эту распрю и в годы Возвышенного века подарил город Южному Пределу. Таким образом, с междоусобицей было покончено, по крайней мере, внешне.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.


Король Мэрик Тейрин

Нелегко отделить живого человека от легенды. Последний из династии короля Каленхада, Серебреного Рыцаря, Мэрик изгнал из пределов Ферелдена орлесианские армии, вернул себе трон и освободил наш народ от иноземной тирании. Все это истинная правда, и в то же время звучит неправдоподобно.
Мэрик, сын Мятежной Королевы Мойры, родился в потайном убежище недалеко от Каталова Перекрестка и вырос в лагерях мятежников, изгнанников в своей собственной стране. Когда Мятежная Королева умерла, Мэрик унаследовал ее бездомных дворян, согнанных с земель арендаторов и недовольных граждан и с помощью своего друга Логейна Мак-Тира создал из них армию.
После решающей битвы при реке Дейн Мэрик стал королем Ферелдена. Он женился на Рован, дочери Рендорна Геррина, эрла Редклифа, и начал долгий и нелегкий труд по восстановлению всего, что за 70 лет оккупации разрушил Орлей.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.

URL
2010-03-16 в 20:55 

White Dog
Неварра

Когда я в четвертый раз попытался пересечь границу Неварры в Орлеем, и шевалье вынудили меня повернуть назад, пришлось искать обходной путь. Вернувшись морем в Ферелден, я на другом судне отплыл в Неварру. Результат оказался более чем достойным таких стараний.
Страна изобилует произведениями искусства – от изваяний героев, которые во множестве стоят на улицах даже самых жалких деревушек, до сверкающего золотом Колледжа Магов в Кумберланде. Вероятно, нигде в мире нет ничего подобного гигантскому некрополю близ города Неварра. В отличие от большинства других почитателей Андрасте, неварранцы не сжигают своих мертвецов. Напротив, они тщательно сохраняют их тела и запечатывают их в великолепных гробницах. Иные невварские богачи начинают возводить свои будущие гробницы еще в юности, и со временем сооружения превращаются в изумительные дворцы с садами, купальнями и бальными залами. Но они совершенно безмолвны, ибо предназначены только для мертвых.
Из книги «В поисках знания: путешествия церковного
ученого», написанной братом Дженитиви.


Древние боги

Думат, Дракон Молчания.
Зазикель, Дракон Хаоса.
Тот, Дракон Огня.
Андорал, Дракон Рабов.
Уртемиэль, Дракон Красоты.
Разикале, Дракон Тайны.
Лукасан, Дракон Ночи.
Таковы были семь Древних Богов, семь крылатых драконов, которые, как говорят, правили древним миром. Церковь утверждает, что они являются источником первородного греха, поскольку обманом отвратили человечество от его истинного создателя. Вера человеческая ослабла и потому Создатель в гневе отвернулся от мира – но прежде в наказание заточил Древних Богов в вечных темницах глубоко под землей.
Ученые полагают, что Древние Боги и впрямь когда-то существовали, но большинство считает, что они были самыми настоящими драконами – древними высшими драконами, обладающие невиданным в наши дни величием и достаточно внушительной внешностью, чтобы древние люди, проникшись страхом, поклонялись им как богам. Иные даже утверждают, что глубокий сон этих драконов представляет собой разновидность анабиоза, а вовсе не плод гнева Создателя.
Какова бы ни была правда, легенда гласит, что Древние Боги даже из своих подземных темниц могли влиять на умы людей. Архонт Талисан, первый Магистр, который, по слухам, заключил сделку с Древним Богом Думатом, применил магию крови, которой научил его Думат, дабы обрести в Тевинтере невиданную власть и объявил себя правителем империи. Взамен он воздвиг первые храмы, в которых поклонялись Древним Богам, и драконы стали повсеместным символом императорской власти.
Считается, что к настоящему времени восстали в облике архидемонов четыре Древних Бога: Думат, первый и самый могущественный, был сражен в битве на Безмолвных Полях, Зазикель пал в битве при Старкхавене, Тот умер в битве при Хантер Фелл, а Андорал был убит Гараэлом, легендарным серым стражем в битве при Айсли. Архидемоны были опознаны лишь после долгих ученых споров, но и по сей день неясно, были ли архидемоны Древними Богами или обычными драконами. Известно только, что порождения тьмы ищут их глубоко под землей. Если они и впрямь Древние Боги, как считают многие ученые, то нас ожидают еще только три Мора. Но что случится, когда все Древние Боги восстанут и погибнут? Может быть, Мор прекратится навсегда и человечество наконец обретет прощение Создателя? Доживем – увидим.
Из «Древние Боги снова восстают», написано
сестрой Марией, 8:50 Благословенного Века.


Орлесианская Империя

В Вал Руайо много лордов и леди.
И это не преувеличение. Когда-то система знатных титулов в Орлее была весьма запутанной: там были бароны и баронессы, баронеты и подбароны и множество других титулов, каждый с собственным происхождением и определенными особенностями. Орлесианская аристократия имеет древнее происхождение и весьма склонна к соперничеству. Как известно, все орлесианские дворяне, хотят они того или нет, принимают участие в Великой Игре. Это игра репутаций и покровительств, где ходы делаются с помощью слухов, а главное оружие – скандал. Гуманной ее не назовешь: в Великой Игре пролито больше крови, чем во всех войнах, веденных орлесианцами. В этом меня уверяют почти все здешние дворяне.
Что касается титулов, все переменилось, когда к власти пришел император Драккон, который создал Орлесианскую империю в ее нынешнем виде и учредил церковь. В Орлее нет более почитаемой личности: статуя Драккона в Валл Руайо такой же высоты, как и изваяние Андрасте. Драккон решил, что Великая Игра нарушает единство Орлея, а потому запретил все титулы, кроме своего собственного, а так же лордов и леди.
Мне рассказывали со злорадным хихиканьем, что эта мера, вопреки желаниям Драккона, не покончила с Великой Игрой. Теперь лорды и леди собирали не официальные, а неофициальные титулы, такие, как, например, «возвышенный покровитель Тассуса Клэя» или «дядя чемпиона Треммеса». Запоминать это – сущая мука, и невольно содрогнешься, подумав о несчастных привратниках: ведь на балах им приходится тараторить титулы, пока их обладатель входит в залу.
Орлесианская аристократия отличается от ферелденской и во многих других отношениях. У орлесианцев право властвовать исходит прямиком от самого Создателя. Не существует понятия власти по заслугам; ее немыслимо получить при помощи мятежа. Не являющиеся аристократами стремятся ими стать или хотя бы добиться их благосклонности – и всегда ищет покровительства участников Великой Игры.
А еще есть маски. И косметика: я не видел столько краски с тех пор, как побывал на псарне Хайевера. Но это уже другая история.
Из «По ту сторону Морозных гор», написано Ториком,
банном Западного Холма, в 9:20 века Дракона.

URL
2010-03-17 в 13:56 

White Dog
Неприкасаемые

Кастовая система в Орзамаре включает немало привилегированных групп: прежде всего это знать и воины, в меньшей степени – торговцы, кузнецы и шахтеры. Традиция устанавливает в гномьем обществе четкую иерархию. Однако же здесь, как и в любой культуре, где есть высший класс, существует и нижний. Эти несчастные, так называемые «неприкасаемые», считаются потомками преступников и прочего сброда. Их презирают с первого дня основания Орзамара. С давних пор поселились они в месте, известном как «Пыльный город» - ветхих руинах на самой окраине территории Орзамара.
Орзамарское общество считает этих неприкасаемых даже ниже, чем каста слуг (и в самом деле, неприкасаемым не разрешают становиться слугами, поскольку это чересчур почетная для них должность). К ним относятся немногим лучше, чем к животным, и еще с рождения клеймят их лица, дабы пометить отверженных детей королевства. Район, в котором они живут, сущие трущобы, является приютом для преступности, организованной и не очень. Орзамарские стражники, судя по всему, не очень стремятся патрулировать его улицы. Лучшее, на что может надеяться лишенный касты гном – это жизнь на службе у главаря местных бандитов, жизнь, которую обрывает либо убийство, либо чрезмерное злоупотребление ядовитым лишайным элем.
И все-таки у неприкасаемых есть надежда, веревка по которой они могут вскарабкаться, в более высокие слои орзамарского общества. Поскольку каста гнома определяется по родителю одного с ним пола, то мальчик, зачатый от знатного отца, считается принадлежащим к его дому. Странно, но для неприкасаемых женщин считается вполне прилично обучаться придворным искусствам, дабы верней заманивать знать и воинов. Учитывая низкий уровень рождаемости у гномов, появление на свет ребенка от подобной связи считается радостным событием. Мать и все семейство становятся членами касты, к которой принадлежит дитя – дабы не запятнать его происхождение.
Гномы, которых мы встречаем наверху, так же считаются лишенными касты с той минуты, как покинули Орзамар – хотя касается это только вернувшихся в назад… если им вообще разрешают вернуться назад! Гномы, которые уходят наверх («солнцем тронутые», как их часто называют), теряют связь с Камнем и благоволение предков, а потому достойны только жалости, ибо, умирая, не возвращаются в Камень. С этой точки зрения их существование действительно печально.
Из книги «Каменные чертоги гномов», написанной
братом Дженитиви, церковным ученым.


Касты

Посещающим Орзамар стоит помнить, что иерархия гномьего общества куда сложнее нашей собственной. Легко нанести серьезное оскорбление гному одним неверным определением его положения. Поскольку это может привести к потере руки, ноги, а то и жизни, я попытаюсь снизить эту опасность для своих собратьев-путешественников.
Общество Орзамара делится на знать, воинов, купцов, ремесленников, шахтеров, кузнецов и слуг. Сейчас вы, несомненно, скажете себе: «Подобное деление есть и у нас». Это опаснейшее заблуждение. Безусловно, у нас тоже есть знать, ремесленники, торговцы, которые наследуют положение в обществе от родителей. Однако младшие сыновья дворян частенько становятся ремесленниками либо солдатами. Сын торговца может вступить в армию, стать слугой или наняться в ученики к кузнецу. Все это свободный выбор. Ограниченный, быть может, обстоятельствами рождения, но все же выбор.
Однако же то, что многие люди выбирают, гномы получают с рождения. Никто не может стать кузнецом, если не родился в касте кузнецов. Слуга, который женится на знатной женщине, сам никогда не станет знатным. Хотя его дочери будут знатными дамами, сыновья останутся слугами, ибо дочери наследуют касту матери, а сыновья – отца.
Из «В поисках знаний: путешествие церковного ученого», написано братом Дженитиви.


Глубинные тропы

Уже не осталось в живых гнома, помнящего, какими прежде были Глубинные тропы. То была сложная сеть туннелей, соединяющих тейги. По чести говоря, неверно было бы назвать их туннелями: это подлинные произведения искусства. Геометрия их стен отражает столетия тщательного планирования, изваяния Совершенных наблюдают за путниками, а потоки лавы обеспечивают Глубинным тропам свет и тепло. Обитатели верхнего мира толкуют об Имперском тракте, построенным магистрами древности. Эта насыпная дорога, которая тянулась на тысячи миль, могла быть создана только магией. Вероятно, ее можно сравнить с Глубинными тропами, только нам, гномам, магия не понадобилась.
Впрочем, сейчас это не важно. Теперь на Глубинных тропах правят порождения тьмы. Когда Орзамар запечатал выходы на Глубинные тропы, бросив все, находящееся там, на произвол судьбы мы навеки отдали было королевство черным тварям. Подумать только, в Бонаммаре теперь кишат генлоки, разбивают наши статуи и оскверняют величайшие плоды нашего труда! Все, что мы возвели там, теперь во власти распада и тления. Всякий гном, которому случится выйти на Глубинные тропы и благополучно вернуться оттуда, рассказывает, что с каждым годом дела становятся все хуже и скверна расползается все дальше.
А наземники считают, будто порождения тьмы исчезли, только потому, что они не вылезают в верхний мир? Ха. Когда-нибудь Орзамар окончательно падет, и наверху узнают, как сильно они ошибались. Порождениям тьмы больше некуда будет деваться, и они двинутся наверх. И начнется у наземников Мор, которому не будет конца.
Запись разговора с гномом из касты шахтеров, 8:90 Благословенного века

URL
2010-03-17 в 20:02 

White Dog
Город Орзамар

Гномы славятся как искусные ремесленники и город Орзамар – одно из их прекраснейших произведений. Орзамар расположен глубоко под землей, в самом сердце Морозных гор. Город, изгибаясь дугой, отходит от королевского дворца, выстроенного вокруг природного выхода лавы. Расплавленный камень, непрерывно извергающийся оттуда, и освещает, и обогревает всю пещеру.
Нижний ярус – это Общинные залы, где господствует каста торговцев и выставляет на продажу наилучшие произведения орзамарских ремесленников. В центре лавовой реки располагается арена Испытаний, соединенная дамбой с Общинными залами. Это священное место где гномы по древней традиции улаживают споры.
На одном берегу огненной реки находятся развалины старинных гномьих дворцов, давно обветшавших и пришедших в негодность. Жители Орзамара называют это место Пыльным городом; там обитают неприкасаемые гномы. На другом берегу реки начинаются глубинные тропы, некогда соединявшие отдаленные уголки обширной гномьей империи. Но сейчас, после многих веков, омраченных нашествиями порождений тьмы, они по большей части запечатаны. Почти все сведения об этом лаберинте в наши дни утрачены даже для их создателей.
Из «В поисках знаний: путешествие церковного ученого», написано братом Дженитиви.


Потеря Кэл Шарока

1155 год Тевинтерской империи войдет в историю как год мучительных решений, но колебаться мы не можем. Грозящая опасность велика как никогда. Если мы будем уничтожены, исчезнут все следы величия предков. Орзамар должен выстоять, и выстоять в одиночку. Хормак, Кэл Шарок, Гундаар – мы потеряли связь с этими городами, и должны заключит, что они пали под натиском орды. Мы должны закрыть самое слабое звено в нашей обороне: Глубинные тропы, которые ведут к погибшим братьям. Я уже повелел лучшим подрывникам заложить заряды. Участь братьев послужила нам предостережением, и я знаю, что камень обнимет их. Только благодаря им нам удалось выжить и мы не забудем этого.
Из воззвания верховного короля Тристона.

200 лет! Кэл Шарок жив, вы, забытые камнем полные лорды. Нет ненависти страшнее ненависти брата, вцепившегося тебе в горло.
Из надписи на стене, автор не известен.


Легион мертвых

«Да, камень приветствует тебя, друг. Ты будешь без перерыва сражаться в Легионе мертвых».
Девиз Легиона Мертвых

Легион принимает всех.
Так сказал мне один из легионеров, гном, молча ожидавший, пока к выходу на Глубинные тропы соберутся другие легионеры из его отряда. Они подходили неспешно, облаченные в прочную броню и превосходно вооруженные, разрисованные мрачными узорами, которые нанесли прошлой ночью на своих похоронах.
Да, такова суть Легиона. Все его воины – мертвые. В Легион может вступить любой гном, если он готов добровольно отречься от всего, что имеет. Похоронный обряд проводится серьезно: рекрут прощается с родными, близкими и любимыми, раздает наследникам имущество и произносит последнее слово. После этого все кончено. Новый легионер выходит на Глубинные тропы и больше не возвращается. Легионеры бьются с порождениями тьмы до последней капли крови, нещадно поражая чудовищ, которые отняли у них почти всю древнюю родину.
Многие вступают в легион, чтобы очистить репутацию. Преступники вступают в Легион, чтобы избежать наказания. Опозоренные вступают в Легион, чтобы из-за них не пострадали дома и семьи. Банкроты вступают в Легион, чтобы им простили долги. Очень немногие вступают в Легион ради славы, но Легион принимает и таких.
Отряд надеется добраться до легендарной крепости Бонаммар, которая некогда служила пристанищем Легиону и связана с величайшим из гномьих Совершенных. Бонаммар – священное место и его потеря стала самым тяжелым ударом по гномьему королевству за последние годы. А его освобождение станет знаком грядущей победы для всего Орзамара. Однако же, освободят Бонаммар или нет, всем этим воинам суждено погибнуть на глубинных тропах. Печальная мысль, и теперь я понимаю, почему гномы говорят, что атака Легиона в бою – самое страшное в мире зрелище. Им больше нечего терять.
Из книги «Каменные чертоги гномов», написанной
братом Дженитиви, церковным ученым.

URL
2010-03-18 в 12:48 

White Dog
Пар Воллен: захваченный север

В 30-ом гоу века Стали на побережье Пар Воллена, что на дальнем севере, увидели первые корабли кунари, и так началась новая эра военного искусства.
История назвала это событие первой войной с кунари, хотя на самом деле то была кровавая односторонняя резня. Воины кунари в сверкающих стальных доспехах легко прорубали себе дорогу в рядах противника и продвигались вглубь материка. Их пушки, подобных которым не видали наши предки, за считанные минуты разбивали стены городов в щебень.
Об оккупации рассказывают разное. Говорят, они разделяли семьи и отправляли пленных в «учебные лагеря», дабы обратить их в свою веру. Сопротивляющиеся навсегда исчезали в шахтах или строительных лагерях.
Однако на каждый рассказ о злоключениях приходится просветлении, полученном через некий «Кун». Это либо свод философских воззрений, либо кодекс, который регулирует все стороны жизни кунари, а, возможно, и то, и другое. Один обращенный сегеронец утверждал, что испытывает жалость к отказавшимся принять Кун, как если бы завоеватели привели его к некоему откровению. «Всю свою жизнь, - писал он, - я следовал путем Создателя, куда бы он не вел, но только Кун научил меня ибти своим собственным».
Говорят, самый надежный способ уничтожить народ – не мечами, а книгами. По счастью, мир, привыкший Мору, не склонился перед чужеземными завоевателями. Так начались Священные походы.
Главной силой войск, возглавленных Церковью, был Круг Магов. При всей развитой технологии кунари, как выяснилось, люто ненавидели магию. Столкнувшись с пушками, церковь ответила молниями и огненными шарами.
Кунарийские армии были попросту задавлены численно превосходящим противников. При Марнус Пелл с двух сторон было столько погибших, что, говорят, Завеса в том месте непоправимо разорвалась, и до сих пор в развалинах бродят орды неупокоенных мертвецов. Однако с каждым годом Церковь все дальше и дальше в земли, захваченные кунари, хотя обращенных в учение Кун оказалось нелегко вернуть в лоно Андрасте.
К концу века Бурь кунари наконец были отброшены. Единственным краем, который после освобождения сохранил верность учению кунари, был Ривейн, и его правители попытались выторговать себе мир. Большинство стран людей – исключая Тевинторскую империю – подписали Лломеринское соглашение. Этот шаткий мир сохраняется до сих пор.
Из «Священные Походы: исследование войн церкви»,
написано сестрой Петриной, церковной ученой.


Кунари

Всякий, кто забредет слишком далеко на север, встретится с кунари – бронзовокожими гигантами на голову выше обычного человека, пугающе хладнокровными и с потаенным огнем в глазах.
Долгое время считалось, что все кунари мужского пола или что их женщин невозможно отличить от мужчин. Только в Благословенный век дипломатам из Ривейна было дозволено нанести недолгий визит в Пар Воллен, где они узнали правду. Оказалось, женщин у кунари немало и их легко отличить от мужчин. Ривейнцы утверждали, что кунари обращались с ними по-доброму, или, по крайней мере, без излишней жестокости, хотя мне не случалось наблюдать кунари достаточно близко, чтобы оценить особенности их нрава.
Из «В поисках знаний: путешествие церковного ученого», написано братом Дженитиви.


Редклиф

Вот знаменитое изречение короля Каленхада Тейрина: «Судьба Редклифа – это судьба всего Ферелдена». И действительно, этот замок первый и последний оплот на сухопутном пути в Ферелден, и все, кто когда-нибудь вторгались в страну, вынуждены были сперва взять Редклиф.
Этот замок (именуемый «неприступным», хотя его брали штурмом три раза) охраняет так же одно из крупнейших и богатейших ферерлденских поселений. Деревня Редклиф удачно расположена возле горного перевала, ведущего в Орзамар, и орлесианской границы, а потому стала центром международной торговли. По этой причине Редклиф считается эрлингом, не смотря на скромные размеры владения.
Население Редклифа состоит преимущественно из рыбаков и торговцев, перевозящих гномьи товары через перевал из Орлея в Денерим. Когда в конце осени по утрам вся деревушка пахнет копченой рыбой, торговцы в своей утонченности усиленно делают вид, что не замечают этого.
Из «В поисках знаний: путешествие церковного ученого», написано братом Дженитиви.

URL
2010-03-18 в 17:42 

White Dog
Империя Тевинтер

Ныне Империя подобна постаревшей, опустившейся даме, что присела на севере Тедаса и, подвыпив, проклинает всех и вся за свою утраченную красоту. Оказавшись в Минратоусе, внимательный наблюдатель заметит, что некогда это был центр всего цивилизованного мира. Следы его былого расцвета еще не канули в прошлое. Но все глубже они утопают в грязи и мусоре, который в эпоху упадка Империи с годами только накапливался. Правящий класс, состоящий из магов, живет в красивых каменных башнях, в буквальном смысле слова возвышающихся над грязью, в которой живут рабы и крестьяне. Окраины Минратоуса захлестнула волна беженцев, изнеможенных бесконечной войной между Империей и кунари. И все же Империя держится. Благодаря мечу ли, магии ли, но Тевинтер остается силой, с которой приходится считаться. Минратоус осождали люди, кунари, даже сама Андрасте, но взять его не удалось никому.
Брат Дженитиви, «В поисках знаний: путешествие церковного ученого»


Легенда о джагернаутах

Некогда они дотянулись даже до Бресилианского леса – во времена, когда этой землей еще владели варварские племена Клейна. Тевинтерские магистры отвоевывали у них лес шаг за шагом, при необходимости пуская в ход самую ужасную магию. Магистр Хараш отправил в лес армию под руководством генерала Алрика, своего друга. Для него Хараш заказал набор прекраснейших доспехов, которые начинил лириумом и собственной магией крови. Доспехи назвали «джагернаутскими» в честь неодолимых каменных великанов, охраняющих врата Минратоуса. Доспехи помогли Алрику одержать множество побед в битвах с Клейном.
Поражение пришло не извне, а изнутри. Против Алрика восстали его собственные офицеры, позавидовавшие почету, каким тот пользовался у магистров, и решившие забрать джагернаутские доспехи себе. Но стоило кому-нибудь из офицеров забрать доспехи, как остальные оборачивались уже против него. Очень скоро тевинтерский форпост превратился в гнездо междоусобицы. Последних трех офицеров убил приехавший туда магистр Хараш.
Но к форпосту уже приближались войска Клейна. Вождь варваров Клейна тоже желал заполучить знаменитые доспехи, и даже со всем своим могуществом Хараш не мог противостоять им всем. Вместо этого Хараш, используя остатки жизненной силы, призвал демонов в тела трех последних павших офицеров, равно как и в свое собственное. Эти ожившие покойники надежно спрятали фрагменты джагернаутских доспехов, так что когда в форпост ворвались варвары, они не обнаружили там ни доспехов, ни войск.
Легенда о джагернаутских доспехах жива до сих пор, и немало храбрецов отваживались отправиться в глубины Бресилианского леса на их поиски. Но никто так и не вернулся.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


География Тедаса

С востока Тедас омывается океаном Амарантайн, с запада ограничен Тирашанским лесом и хребтом Охотничий Рог, с юга – снежной пустыней за Оркнейскими горами, а с севера – Донаркским лесом.
Слова «Тедас» тевинтерского происхождения. Изначально оно обозначало все земли, что граничат с Империей. По мере того, как ослабело иго Империи, Тедас стал шириться и ширился до тех пор, пока этим словом не стали называть уже весь континент.
Северную часть Тедаса делят между собой Андерфелс, империя Тевинтер, Антива и Ривейн, а прибрежными островами владеют кунари. Центральный Тедас состоит из Вольной Марки, Неварры и Орлея. На юг расположился Ферелден.
Что лежит за снежной пустыней – загадка. Суровые температуры и бесплодные земли оттолкнули от тех мест даже самых бесстрашных картографов. Также никогда не исследовались западные пределы Андерфелса – даже самими андерами. Мы не знаем, есть ли за бескрайними степями еще горы или они простираются до безымянного океана.
Несомненно, должны быть и другие земли – континенты или острова – возможно, на другом берегу Амарантайна или в северу от Пар Воллена, поскольку кунари приплыли в Тедас из каких-то других земель. Но эта догадка – все, чем мы располагаем.
Из «В поисках знаний: путешествие церковного ученого», написано братом Дженитиви.

URL
2010-03-18 в 21:42 

White Dog
Венадаль, народное древо

Старые времена канули в прошлое. С каждым поколением эльфы все больше и больше забывают старое наречие, все дальше и дальше отходят от традиций. А все то немногое, что еще сохранилось от нашей культуры, превратилось просто в привычку, в ритуальные действия, смысл которых никто не помнит. Так получилось и с венадалем, народным древом. Говорят, оно растет в каждом эльфинаже. Или когда-то росло. Когда я была еще маленькой девочкой, мать рассказывала мне, что древо – это символ Арлатана. И это все, что она знала. В наши времена венадаль держат просто из привычки. Во многих городах он увял, и эльфы порубили его на дрова. Что ж, невелика потеря.
Саретия, хагрин хайверского эльфинажа.


Серые стражи

Первый мор свирепствовал уже сотню дней. Мир погрузился в хаос. Восстал один из Старых богов, порочный и полный скверны. Другие боги молчали. Летописи гласят, что времена те были полны отчаяния, ибо все – от величайших архонтов до ничтожнейших рабов – были уверены, что мир движется к своему концу.
В это время в покинутом Андерфелсе, в Вейсхауптской крепости, произошла историческая встреча. В ее стенах собрались солдаты Империи, испытанные герои, не видевшие в своей жизни ничего кроме безнадежной войны. Когда они покинули стены крепости, их присяга Империи была забыта. Они были Серыми Стражами.
Стражи решительно выступили против Мора. Они выступали против порождений тьмы и отвоевывали земли, считавшиеся навсегда потерянными. В 992 году по тевинтерскому летоисчислению, в Долине Безмолвия, они встретились в бою с архидемоном Думатом. В битве пала треть всех армий северного Тедаса, но пал и Думат. Порождения тьмы бежали под землю.
Но и это был еще не конец.
Империя некогда поклонялась семи богам: Думату, Зазикелю, Тоту, Андоралу, Разикалю, Лусакану и Уртемиэлю. И четверо из них восставали в роли архидемонов. Веками Серые Стражи несли свою вахту, зная, что мир зыбок и что их бой не закончен до тех пор, пока не уйдет в небытие последний из богов-драконов.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


Дикие земли Коркари

Говорят, что в середине Черного Века, когда Ферелден наводнили оборотни и крестьяне прятались за запертыми дверьми, а у ворот сажали собак, один могущественней эрл народа Аламарри взял и заявил, что положит конец угрозе. Его эрлинг располагался на краю Темного леса, на южной границе Ферелденской долины. Именно из этого леса, по его словам, и устраивали оборотни свои полночные набеги на человеческие поселения.
За двадцать лет, что эрл водил по лесу свою армию из воинов и гончих, он убил не только всех до последнего волков, но и всех людей из племени Хасинд, что имели несчастье ему повстречаться. Все они, говорил эрл, могут таить в себе демона и обращаться в оборотня. Двадцать лет лес стонал от боли, а в реки стекала кровь.
Легенда гласит, что однажды одна старая хасиндская женщина нашла своих сыновей мертвыми, и в телах их были оставлены клинки людей эрла. Выдернув один из этих клинков, она вонзила его себе в грудь, прокляв при этом имя эрла. Едва лишь ее кровь пролились на землю, как лес окутал туман. Он все ширился и ширился, пока не окутал весь лес. Армия эрла сбилась с пути и, скорей всего, погибла от голода. Некоторые утверждают, что они бродят там до сих пор. Руины эрлинга стоят и по сей день, полные призраков женщин, которые ждут, когда же вернутся из похода их мужья.
Дикие земли Коркари – поистине легендарный лес. Говорят, что сколько теней есть в этом великом южном лесу, столько и легенд сложено о нем. Племя хасиндов обитает там с тех самых пор, как на юг пришли люди. Сколько бы далеко не заходили путники на юг, конца диким землям не видно. За туманами лежат снежные поля, возвышаются белые шапки гор, разливаются ледники. Там слишком холодно для людей. Хотя хасиндам удается выжить и в этих суровых краях. Они рассказывают о таких ужасах, лежащих за Дикими землями, которые долинным народам во век не понять.
Для большинства людей Дикие земли Коркари – это край Ферелдена и край света. За ними ничего нет. А в самих Диких землях есть лишь деревья-великаны, сырые болота да опасные чудовища. Что тут еще можно сказать?
Мать Айлис, ученый церкви. «Неизученные земли» Год 9:18 Дракона

URL
2010-03-18 в 22:32 

White Dog
Порождения тьмы

Те, кто хотели занять
Силою Небо, разрушили его.
Что было златым и святым, стало черным.
Некогда маги земли,
Светила эпохи своей,
Облик оставили людской, тварями стали.
Погребальные песни 12:1
Грех был той повитухой, что помогла появиться на свет порождениям тьмы. Магистры были свержены из Златого города, и их судьба легла бременем на весь наш мир. Ибо они были не одни.
Никто не знает, откуда взялись порождения тьмы. Темная пародия на людей, они размножились во мраке подземелий, подобно саранче. Во время набегов они часто брали пленных и уволакивали их с собой на Глубинные тропы. Скорей всего, они их там поедали. Вероятно, порождениям тьмы, как паукам, надо, чтобы пища была живой. Быть может, они родились из самой тьмы. Как мы знаем, злу не надо стараться, чтобы увековечить себя.
Последний Мор случился в век Башен и ударил по центральной части Тевинтера, распространившись так же на юг, в Орлей, и на восток, в Вольную Марку. Чума достигла и Ферелдена, но иссыхание земли остановилось прямо у наших границ. Здесь порождения тьмы всегда были скорее предметом легенд, в северных областях, особенно в Тевинтере и Андерфелсе, порождения тьмы, по слухам постоянно показываются и в сельской местности, нападая на крестьянские угодья и отдаленные земли.
Из сборника «Ферелден: фольклор и история»,
составленного сестрой Петриной, церковной ученой.


Моры

Дорогая Аника!
Я бы не беспокоился насчет Совета: пусть знать дерет друг другу бороды и меряется тейгами. Пока они спорят, они не будут паниковать, да и хлопот меньше доставят. Война – дело воинов.
Я бы сказал, что враг сменил стратегию, но в том-то и дело, что раньше у них не было никакой стратегии, кроме как сносить все на своем пути. За несколько недель нам показалось, что их численность сокращается. Мы даже стали думать, что скоро всех их истребим. Давно мы так не ошибались. Только сегодня мы наткнулись на их основные силы. Словами это не описать, Аника. Еще никогда я не видел столько порождений сразу. Их было бессчетное количество и над ними возвышалась огромная тварь размером с орзамарский дворец и дышала огнем. Какой-нибудь их Совершенный – ни иначе. Уж очень много почтения они ему оказывали.
Они уходили. Шли прямо к шахте, ведущей на поверхность. Но раз их увидев, я понял, что пожрав все наверху, они непременно вернутся.
Письмо Совершенного Эдукана

URL
2010-03-21 в 15:33 

White Dog
Аравели

«Мы – долийцы, хранители утерянных знаний, скитальцы на одиноком пути.
Мы – последние эльвенаны. Никогда больше мы не будем рабами.»
Клятва Долов
Однажды мне сказали, что люди бегут прочь, завидев паруса наших аравелей, парящие над вершинами деревьев. Я отвечу так: вот и хорошо, пусть бегут. Люди забрали у нас все: родину, свободу, бессмертие. Что такое небольшой испуг по сравнению с ужасами, которые они навлекли на нас? Каждый день, ложась спать и просыпаясь, я повторяю про себя Клятву Долов: «Никогда больше мы не будем рабами». Никогда!
Хранитель говорит, однажды мы найдем землю, которую сможем назвать своим домом. Но зачем это нужно? Чем плоха жизнь, которую мы ведем сейчас? Зачем привязывать себя к каменным зданиям, как это делают люди и гномы? Чем плоха жизнь, которую мы ведем сейчас? Мы никому ничего не должны, мы сами себе хозяева и направляемся туда, куда нас несут галлы и боги. Что может быть лучше, чем сидеть на летящем через лес аравеле, влекомом галла. Мы обрели истинную свободу, и случилось это впервые в истории нашего народа. Так зачем что-то менять?
Из дневника Таниэля, охотника клана.


Долы

Ты услышишь не одно предание о женщине по имени Андрасте. Шемлены называют ее пророчицей, невестой их Творца. Нам она известна как воительница, которая, как и мы, была рабыней и мечтала об освобождении. Она подняла восстание против Империи, и мы поддержали ее, хотя наши герои во множестве гибли, неоплаканные, на кострах Тевинтера.
Однако мы блюли клятвы, данные так называемым союзникам, до самого конца войны. Наградой за это стали земли в южной части Орлея под названием Долы. Так мы отправились в долгий путь на новую родину.
Столицей сделался Гамаширал, что означает «конец пути» - город, построенный там, куда трудно добраться людям. Мы вновь получили возможность забыть о неостановимом ходе времени. Наш народ начал медленно восстанавливать культуру и обычаи, утраченные в рабстве.
Но это был еще не конец. Сначала церковь направила в Долы миссионеров, а потом, когда их вышвырнули вон, храмовников. Нас изгнали из Гамаширала, и пришлось рассеяться по земле. Кто-то из эльфов нашел убежище в шемленских городах, где приходится влачить жалкое существование и терпеть всеобщее презрение.
Мы же избрали другой путь. Мы странствуем по глухим местам, нигде не задерживаясь подолгу, чтобы не привлекать внимание соседей-шемленов. В этом добровольном изгнании мы сохраняем остатки эльфийских знаний и культуры.
«Конец Долгого пути» в пересказе Гишареля,
хранителя клана Ралеферин долийских эльфов.

URL
   

Paradise of Robotic Dogs

главная