15:36 

Кодекс, Магия и Религия

White Dog
Андруил: Богиня Охоты

Внемлите мне, сыны и дочери Народа –
Я Матерь Зайцев и Сестра Луны,
Владычица Охоты – Андруил.
Не забывайте проповедь мою,
Не забывайте Вир Танадал –
Путь Трех Дервев,
Что я дала вам.
Вир Ассан – Путь Стрелы
Будьте тихи и проворны;
Не колеблясь, стреляйте
Добыче не причиняйте мучений.
Это мой Путь.
Путь Борассан – Путь Лука
Как молодое дерево гнется, гнитесь и вы.
В покорстве найдите упругую стойкость;
В подчинении – силу.
Это мой Путь.
Путь Адален – Путь Леса
С разумением примите дары охоты.
С почтением – жертву моих детей
Знайте, что смерть ваша в свой черед дарует им пропитанье.
Это мой Путь.
Не забывайте Пути Охотника,
И я буду с Вами.
Из «Предписания Андруил, Богини Охоты»


Диртамен: Хранитель Тайн

Близнецы Фален’Дин и Диртамен – старшие дети Эльгархана, Отца Всего, и Митал, Защитницы. Братья с самого зачатия были неразлучны и питали великую любовь друг к другу. Вот почему мы часто, говоря о Фален’Дине, поминаем и Диртамена, потому что не в силах они хоть на миг разлучиться, даже в наших сказаниях.
Когда мир был юн, боги часто сходили на землю и Фален’Дин и Диртамен наткнулись на лежавшую под деревом олениху – старую и больную. «Отчего ты так неподвижна, сестренка?» - спросил Фален’Дин.
«Поиграй с нами», - сказал Диртамен.
«Увы», - отвечала олениха, - «Не могу. Я стара и желала бы уйти в вечный покой, однако ноги меня не держат».
Пожалев олениху, Фален’Дин взял ее на руки и понес к вечному покою по ту сторону Завесы. Диртамен было последовал за ними, но не пропустили его туманные изменчивые тропы на той стороне Завесы. Разлученный впервые с Фалон’Дином, Диртамен бродил бесцельно, покуда не повстречал двух воронов.
«Ты обречен и скоро истаешь», - сказал Диртамену ворон по имени Страх.
«Твой брат покинул тебя. Он тебя больше не любит», - промолвил другой, звавшийся Обман.
«Я не обречен и Фалон’Дин меня не покинул», - отвечал Диртамен. Он усмирил воронов и велел нести его к Фалон’Дину. Так они и сделали, поскольку потерпели поражение и должны были исполнять волю Диртамена.
Когда Диртамен отыскал Фалон’Дина, он увидел так же и олениху, снова быструю и легконогую, ибо дух ее сбросил бремя ослабевшего тела. Возрадовались такому зрелищу Фален’Дин и Диртамен. Фален’Дин поклялся, что отныне всегда будет доставлять умерших в место вечного упокоения, как доставил олениху. И Диртамен остался с ним, потому что близнецы не могут разлучаться ни на миг.
Из «Повести о Фален’Дине и Диртамене», рассказанной Гишарелем,
хранителем Ралеферинского клана долийских эльфов.


Эльгархан: Бог Мести

Давным-давно, когда время было молодо, существовали только солнце и земля. Солнце, любопытствуя, склонило голову к телу земли, и в том месте, где они соприкоснулись, родился Эльгархан. Солнце и земля безмерно любили Эльгархана, ибо он был прекрасен и умен. В дар Эльгархану земля породила огромных птиц и зверей, обитателей неба и леса, а так же множество разных дивных растений. Эльгархан любил дары своей матери, и весьма хвалил их, и часто ходил среди них.
Солнце, глянув вниз на плодородную землю, увидало, какую радость даруют Эльгархану ее труды, и возревновало. По злобе воссиял его лик полным светом над всеми существами, которых породила земля, и испепелил их. Земля иссохла и покрылась трещинами от горести и боли, и солеными слезами оплакивала гибель своих творений. Слезы, пролитые землей, превратились в океаны, а трещины на ее теле стали первыми ручьями и реками.
Эльгархан был разгневан тем, что сотворил его отец, и поклялся отомстить. Он поднялся на небо и вступил в бой с солнцем, исполнен желания его победить. Они сражались целую вечность, и наконец солнце ослабело, в то время как гнев Эльгархана оставался неукротим. Наконец Эльгархан сбросил солнце с неба и погрузил его в бездну, сотворенную печалью земли. С уходом солнца мир покрыла тьма, и в небе остались только следы битвы Эльгархана с отцом – капли крови солнца, мерцавшие в темноте.
Из «Повести об Эльгархане и солнце», рассказанной Гишарелем,
хранителем Ралеферинского клана долийских эльфов.


Фалон’Дин: Друг Мертвых, Проводник

«О, Фалон’Дин
Летанавир – Друг Мертвых
Направь мои стопы, успокой мою душу,
Приведи меня в вечный покой.»
В древние времена Народ не старился и не умирал. Вместо смерти эльфы погружались в утенера – долгий сон – и ходили по изменчивым тропам по ту сторону Завесы вместе с Фалон’Дином и братом его Диртаменом. Старейшие познавали тайны снов, а иные с обретенным знанием возвращались к Народу.
Однако наша кровь ускорилась и мы стали смертны. Наши умершие сородичи уходили с Фалон’Дином в Загробный мир и не возвращались. Если они по пути вели беседы с Фалон’Дином, то мудрость его была утеряна безвозвратно, ибо вместе с ними ушла в Загробный мир и не вернулась к Народу.
Затем Фен’Харел сделал так, что боги отвернулись от нас, и у наших умерших не стало Проводника. Потому-то мы стали класть в могилы наших близких дубовый посох, чтобы не оступиться им на тропах по ту сторону Завесы, и ветку кедра, чтобы отгонять воронов по имени Страх и Обман, которые были когда-то слугами Диртамена, а нынче остались без господина.
Рассказано Гишарелем, хранителем Ралеферинского клана долийских эльфов.

Фен’Харел: Ужасный Волк

Весьма немного нам известно о Фен’Хареле, ибо он, говорят, не питал любви к нашему народу. Эльгархан и Митал создали мир, каким мы его знаем, Андруил научила нас Путям Охотника, Силейз и Джун даровали нам огонь и научили ремеслу, но Фен’Харел всегда держался особняком и замышлял обмануть всех богов. И после разрушения Арлатана, когда боги не могли больше услышать наши молитвы, Фен’Харел, говорят, пробыл несколько столетий в отдаленном уголке земли, безумно хихикая и в восторге обнимая себя самого.
Повествуют легенды, что перед падением Арлатана, боги, которых мы знаем и почитаем, вели бесконечную войну с иными, тоже богами. Ни один наш хагрен не помнит их имена: Только в наших снах и слышно, как шепчут: Гэльдауран, Даэрнтал и Анарис, ибо они – Забытые, боги ужаса и злобы, беды и ненависти. В древние времена только Фен’Харел мог без боязни приходить и к нашим богам, и к забытым, потому что хоть и родня он богам Народа, но Забытые знали его коварство и видели в нем своего.
И вот как Фен’Харел обманул их. Наши боги видели в нем брата и поверили ему, когда он сказал, что они не должны покидать небеса, а он сам заключит мирный договор. Также и Забытые поверили ему, ведь он сказал, что устроит поражение наших богов, если только Забытые на время вернутся в бездну. Они поверили Фен’Харелу и все были обмануты. И Фен’Харал запечатал путь с неба, так что боги больше не могли сойти к Народу.
Из «Повести о торжестве Фен‘Харела», рассказанной Гишарелем,
хранителем Ралеферинского клана долийских эльфов.

@темы: Dragon Age

URL
Комментарии
2010-03-21 в 15:54 

Жопа Королевских кровей. Будь сильней, или я тебя Уничтожу...
Силейз: Хранительница Очага

Силейз хранительница Очага является сестрой Андруил Охотницы. В то время как Андруил любила бродить по лесам с дикими звермя и птицами, Силейз предпочитала не покидать свой дом-дерево, развлекая себя песнями и изящными искусствам.
Это Силейз дала нам огонь и научила им пользоваться. Это Силейз показала нам, как лечить травами и магией и как облегчать приход в мир нового ребенка. И опять же Силейз научила нас сплетать волокна растений в веревки и нити.
Мы многим обязаны Силейз и именно потому поем ей всякий раз, когда зажигаем или гасим огонь. Вот почему мы посыпаем наши аравели пахучим древесным мхом Силейз и просим, дабы она сохранила их и все, что в них находится.

Рассказано Гишарелем, хранителем Ралаферинского клана долийских эльфов.



Отступники


Новички нередко считают, что маг-отступник и малефикар суть одно и то же. И в самом деле, Церковь за прошедшие века приложила немало усилий, чтобы утвердить в умах это мнение. Истина, однако, в том, что хотя отступник зачастую бывает и малефикаром, но не всякий отступник непременно малефикар. Малефикар - это маг, который применяет запрещенное знание, такое, как магия крови и вызов демонов, в то время как отступник - это просто любой маг, который не подчиняется правилам круга (а, следовательно, и Церкви). За ним охотятся храмовники, и довольно часто они, чтобы выжить, обращаются к запрещенным знаниям, но было бы ложью сказать, что все отступники начинают именно с этого.
Традиционно отступниками становятся в двух случаях: либо это маги, которые бежали из Круга, либо маги, которые изначально никогда не были в Круге. Последняя категория включает тех, кого мы обычно называем "подзаборными магами" - жителей глухой провинции, чьи магические приемы сильно отличаются от наших. Иные из этих подзаборных магов даже не подозревают о своей природе. Их неразвитый жар проявляется различным образом, что маг такого сорта может счесть проявлением веры силы воли или делом чужих рук (в зависимости от его характера). Некоторые из этих традиций переходят из поколения в поколение, как в случае в так называемыми "ведьмами" хасиндов или "шаманами" аварийских дикарей.
Неважно, каким образом маг стал отступником, Церковь обращается со всеми одинаково: храмовники открывают на них охоту, чтобы предать правосудию. Почти во всех случаях "правосудие" означает казнь. Если имеется крайне веская причина оставить магов в живых, примеряется Ритуал Усмирения. Считаем ли мы, Круг Магов, подобную систему справедливой - не имеет значение: она такова, какова есть.

Из "Закономерности формы", написано Хальденом, Первым Чародеем Старкхевена, в 880 Благословенного века


Черный город


Всякий, кто путешествует в Тень, не может не увидеть Черный Город. Это одна из немногих постоянных величин вечно изменчивого царства Тени. Где бы не оказался путешественник, ему будет виден Черный Город. (Неизменно вдалеке, ибо единственный закон географии Тени в том и состоит, что все ее места равно удалены от Черного Города)
Песнь учит нас, что Черный Город был когда-то обителью Создателя. Именно оттуда Он правил Тенью, но покинул свою обитель, когда люди отвернулись от Него. Ни спящие, ни духи никогда не бывают в Черном Городе. Даже самые могущественные демоны Избегают его.
Легенды повествуют, что когда-то этот город блистал золотом и красотой, пока группа могущественных лордов-магистров Тевинтера не придумала способ пробраться туда. Когда они добились своего, их присутствие осквернило город, и он стал черным (что, по всей вероятности, вряд ли обеспокоило их самих).

Из По ту сторогу Завесы: духи и демоны, написано чародейкой Мирдромель.

     

Paradise of Robotic Dogs

главная