Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:23 

Терье

White Dog
Итак, начнем приводить запись в более художественный вид. В процессе.

Родился Терье в Альтгарде. Мать его была простым человеком, отец – одним из аканов, патрулировавших крепость. Правда, даэвом папа стал уже после рождения этого, третьего по счету, ребенка, но это не объясняет, почему его сын получился похож не на отца, а на соседа местного стража святости, Трада. Как ни странно, это так и не стало причиной для нелюбви отца к такому сомнительному потомку. В общем, у Терье было счастливое детство, дружная большая семья, добродушный отец, время от времени учивший Терри, равно как и его братьев, в какой руке держать меч, а в какой - щит, заботливая мама, порой излишне беспокоящаяся о своих детях, но искренне их любящая. Даже постоянные драки с братьями, без которых ни одна большая семья не обходится, не привела к вражде, взаимной ненависти или долгосрочным обидам, а редкие сцены ревности, случавшиеся между родителями в ранние годы, не травмировали ранимую детскую психику. Самый старший брат был каким-то слишком скучным и серьезным, зато со вторым у Терри сложилась полудружба-полусоперничество: то они вдвоем устраивали мелкие и не очень шалости, а потом выгораживали друг друга, то боролись за внимание родителей с той трогательной, свойственной лишь ближайшим родственникам "любовью".

Когда у недавно ставшего даэвом отца троих детей выпадал свободный от патрулирования крепости день, он предпочитал провести это время с семьей. В особенности с сыновьями. Вот и сейчас они все вместе сидели на берегу реки и ловили рыбу. Не с помощью энергокинеза, хотя у детей такие трюки со стороны папы и вызывали немалый восторг, а как все нормальные люди - удочками. Старший старался казаться серьезнее, чем есть, и от того сидел спокойно и почти неподвижно, а вот двое других...
- Пап, смотри, какую большую рыбу я поймал! – с радостной улыбкой закричал Терри, поднимая над головой только что выловленную рыбину.
- Не правда, моя больше! – возразил его брат, демонстрируя свою не менее свежую добычу.
- Нет, моя!
- А я говорю – моя!
Вот так, слово за слово, и перерос их спор в потасовку. Буквально через пару секунд они уже покатились по ледяному берегу вниз. Послышался громкий всплеск. Отец так и не успел поймать сыновей до того, как те встретились с холодной водой, но из реки вытащил почти сразу.
- И что я теперь скажу вашей маме? – тяжело вздохнув, спросил он детей. Те дрожали от холода и стучали зубами, так что ответить не могли. С еще не начавших белеть грив стекали капли воды, но шерсть постепенно начала покрываться ледяной коркой.
Довольные рыбы тем временем уплывали восвояси.
***
Мальчишки, закутанные с одеяла так, что были видны только головы и ладони, сидели на кровати. В руках они держали кружки с дымящимся отваром однолетника. Мама, злая и обеспокоенная, расхаживала перед ними, причитая:
- Да за что же мне такое?! Не дети, а несчастье! Ну зачем, зачем вы в воду полезли? – она остановилась и посмотрела на детей.
- Ну мам, мы не нарочно!
- Да, мам, мы больше не будем! – заявили братья, стараясь сделать как можно более милые большие глаза.
- Сколько раз я это уже слышала! Вы хоть подумали, что заболеть можете?
- Все будет хорошо, мам, мы не заболе...а-а-апчхи!
- Не заболеете, как же! – мама приложила руки ко лбам детей, – Да у вас обоих жар! Все, послезавтра вы никуда не идете!
- Но нас же пригласили! Можно мы по-быстрому выздоровеем и пойдем? – братьями была предпринята вторая попытка умилить маму. Опять неудачно.
- Я сказала – нет. А теперь быстро допивайте чай и спать!
- Ну мам!..
Но мама была непреклонна. Изрядно погрустневшим детям не оставалось ничего, кроме как проглотить свое питье, улечься на подушку и уснуть. Сказку на ночь таким непослушным мальчишкам читать никто не захотел. И все же их подушки, набитые перьями коко, были вспушены, а пахнущие шерстью одеяла - заботливо подоткнуты.

Потом детство кончилось, наступило отрочество. Причем наступило, судя по всему, со всей силы и прямо на рыжую Террину голову, отдавив при этом что-то важное в мозгу, ибо потянуло едва начавшего взрослеть ребенка на приключения. Со временем все это привело к побегам из дома. Сперва приключения Терри искал недолго и недалеко и цели у него были приземленные, например, вырвать перо из хвоста у руфилина, чтобы подарить красивой девочке. Но чем дальше, тем становилось хуже. В последний раз сбежал он в 16 (с половиной!) лет на поиски каких-то сокровищ. Что за сокровища он искал, Терье представлял себе тогда слабо, но из услышанных в детстве историй о пиратах догадывался, что сокровища водятся на островах, а приключения - по дороге к ним. Как подобает в таких случаях, Терри напросился на корабль, заплатив за это все свои скромные сбережения. Денег оказалось недостаточно, поэтому еще и отрабатывать пришлось. В смысле палубу драить во время плаванья и все такое. Нельзя сказать, что Терье был в восторге от начала путешествия, ему-то, наивному, все представлялось совсем иначе. Реальные моряки имели мало общего с благородными мореходами из рассказов. Но корабль плыл всего-то до Исхальгена, так что недолго Терри мучился, а за время путешествия узнал он к тому же много новых слов, вот только применять их пока не рвется, да и значения многих не понимает. Так или иначе, юноша и оказался на острове, кишащем пиратами и разбойниками. На этом его первоначальный план заканчивался и что делать дальше Терри не представлял от слова совсем. По счастливой случайности ему встретилась одна милая девушка, которая куда лучше представляло, что ему следует предпринять, и даже согласилась составить ему компанию в этих поисках. Правда, впоследствии выяснилось, что девушка – разбойница и вообще дама весьма жестокая и не обремененная особыми моральными принципами и кодексами чести, но странствовать им вместе это не помешало. Так и достранствовались до искомого сокровища. Но то ли эта жемчужина действительно была проклята, то ли Тахмин решила устранить претендента на долю в награбленном, но все это едва не закончилось весьма плачевно для Терри. Он умер… почти умер от клинка Тахмин, когда Служители Вечности обратили на него свой взор и решили, что рано ему еще растворяться в эфире. В общем, так Терье и стал даэвом: стоя на коленях перед перерезавшей ему горло девушкой и захлебываясь собственной кровью – шея-то срослась после внезапного воскрешения, но вытекшая из вен и артерий жидкость никуда не делась и он еще долго отплевывался от сгустков крови. Не слишком-то достойное перерождение, не правда ли? Таким не похвастаешься друзьям за кружкой пива. Да и продадут ли вечному несовершеннолетнему пиво – еще вопрос, требующий проверки. Тахмин убедила его, что во всем виновато проклятье, а она сама так никогда бы не поступила и вообще он ей очень нравится. Для юноши его лет это все в исполнении красивой девушки в бронебикини коротенькой кольчуге, непонятно как защищающей тело носительницы, но радующей мужской глаз, звучало очень убедительно. Так уж обстоятельства сложились, что и она вскоре обзавелась парой черных крыльев. Вместе эти двое прибыли в Пандемониум для того, чтобы их, опять же вдвоем, определили служить в Альтгард.
Не смотря на недавнее одаэвливание, Терье получил тот же выговор за побег из дома, что и обычно. Правда, потом были и родительская гордость, и поздравления друзей, но возвращение домой началось именно с выговора. Ну а что еще делать родителям, если сын их вернулся домой после нескольких месяцев отсутствия, да еще привел с собой подозрительную девицу с разбойничьими повадками?
Став даэвом, Терри, не смотря на свой юный возраст, приобрел достаточные силу и выносливость, чтобы сменить кольчугу на более тяжелые латы. Более того, ему по штату полагалось именно такое одеяние. Тут-то и возникла проблема. В Атрее, где каждый день идет война, доспехи встали на поточное производство, поэтому-то любой желающий может купить себе сразу готовую броню. Но если в кольчуге важна только ширина плеч, да и делаются они не только для здоровенных воинов, то с той же кирасой все намного сложнее. По правде говоря, для латника он оказался несколько нетипичным. Настолько, что его телосложение, если не сказать теловычитание, стало причиной добродушных шуток со стороны Баллуерин, которая, не смотря на принадлежность к женскому полу, заметно шире в плечах и выше ростом, а стандартные латы уместили бы в себе в ширину полтора, а то и два Терье. Вот и пришлось юноше учиться самому ковать себе хоть что-то, ибо сражаться в доспехах, которые болтаются вокруг туловища, как колокол вокруг своего языка, не дело. То, что для своего возраста Терри был не таким уж и мелким, не особо ему помогло, ведь многие становятся даэвами уже за 20, а то и за 30. В общем, пришлось брать кузнечный молот в руки и ковать что-то поменьше. Но это удавалось Терри только во время визитов в Пандемониум, которые случались не то чтобы часто. Он так и не понял, почему в крепостях нет своих кузнец.
Во время службы в Альтгарде Терье и его спутницу постоянно посылали по поручениям то туда, то сюда. Так и добрались они до деревне Пасфельт, где были проблемы с медведями, и подписались в свободное от службы время помогать местным жителям с этой проблемой. Помощь эта была не менее организована, чем тот памятный побег Терри из дому. В итоге они дважды убивали старых медведей, показавшихся им похожими на Комру, только присмотревшись к трупу осознавали свою ошибку, а потом вспомнили, что забыли взять какое-то специальное зелье у одной из деревенских охотниц, и пришлось им идти обратно в деревню. Правда, сакральный смысл того, что на Комру охотиться надо только с этим снадобьем, ускользнул от них, зато в этот раз им попался нужный медведь, так что, может, смысл и был. В общем, все закончилось хорошо: чудовище было убито, его рога - отпилены, а Терье в награду, помимо прочего, получил поцелуй своей спутницы. До сих пор прибывает под впечатлением.

Последние полчаса Терье то и дело в нерешительности поглядывал на Тахмин. Он и раньше то и дело украдкой смотрел на нее. Хотя бывшая разбойница эти взгляды, похоже, все-таки замечала, но до сих пор не огрела подростка копьем за то, что тот пялился на совершенно не прикрытые ее латной юбкой ноги, а при случае – и на то, что повыше. Но сегодня дело было не только в этом. Все-таки решившись, Терри достал из куба ожерелье и подошел поближе к спутнице, которая только-только закончила собирать добычу с еще теплого трупа оборотня.
- Тахмин, я... у меня... это тебе! – с третьей попытки страж все же закончил фразу и тут же вручил подарок. Правда, не в руки, а сразу застегнул на ее шее. Топаз сиял, отбрасывая разноцветные блики на бледную кожу девушки.
- Спасибо, – на темных губах воительницы, в свою очередь, засияла улыбка, – Мне так нравится эта радужная капелька! – она еще долго любовалась новым украшением прежде, чем решила сделать свою благодарность более ощутимой.
О том, действительно ли юноша его лет способен нравиться взрослой женщине, Терри не задумывался. Если честно, в обществе Тахмин ему вообще плохо думалось. Но ничего кроме поцелуев между ними не было. И те ограничивались легкими касаниями губ. Вот как теперь. И этого было более чем достаточно, чтобы Терье продолжал смотреть с любовью и обожанием на девушку, которая была старше его лет на 6-7 и большую часть этого времени почти наверняка была уже не девушкой.

Медведи явно радовались отъезду этих двоих из их уютненького леса. Вспомнить только ту резню, что они устроили на спор с Сианой. Десятки медведей было вырезано за считанные минуты. Все происходило так быстро, что Терри даже не успевал жалеть бедных зверушек. В дальнейшем он, впрочем, наверстал упущенное и не раз обещал стать вегетарианцем, глядя, как убиенных разделывают на мясо. Обещание это он так до сих пор и не исполнил.

- Ты должен убивать монстров, а не обходить их стороной! Нам за их убийство платят.
- Но они же не виноваты в том, что они такими родились!
- О том, что они на людей нападают, ты подумал? Представляю, как какой-нибудь крестьянин будет рассказывать собравшемуся его съесть калифу, что тот не виноват в том, что он таким родился!
- Ты во всем права, - Терри было нечего возразить по сути дела и сей факт его расстраивал, - Но они милые.
- Они не милые, они ходячие пельмени!

Следующим пунктом назначения был Имфетиус. Там они познакомились не только с призраками, элементалями и странными самоубийцами, непонятно зачем раз за разом спрыгивающими с огромной высоты вниз, чтобы тут же воскреснуть у кибелиска и продолжить свое бессмысленное и беспощадное занятие, даже не посмотрев, не идет ли внизу кто, на кого они могут упасть, но и с двумя даэвами, с которыми им еще не раз доводилось путешествовать в будущем. Первая из них, Дездемоне, утверждала, что ее мать была пленной элийкой, но мужественно отмалчивалась, стоило только спросить ее, как с такой родословной ей дали в руки книги о магии и, позже, приняли в армию. Видимо, возраст – не единственное, о чем не стоит спрашивать девушек. Так же осталось загадкой, как второй из них, Баутиста, видел, кого следует лечить, сквозь челку, надежно скрывающую лицо чуть ли не до самого кончика носа. Но, очевидно, что-то он все же видел, ибо когда позже их всех послали в гости к оборотням Черного Когтя, обратно эта веселая компания возвращалась своим ходом, хоть и переругалась в процессе и чуть не разбрелись в разные стороны.
А потом, как гром среди ясного неба, грянуло извещение о переводе. Конечно, в совсем еще недавнем прошлом Тьери сбегал из дому навстречу приключениям, но тут главное не откуда, а куда. Теперь и в родном Альтгарде жизнь была более чем нескучной. И дело даже не в том, что причин хотеть уйти в неведомые дали у Терри стало существенно меньше, а в том, что его решили отослать. Ведь совсем недавно, кажется, вручали медаль за заслуги, которую он по сей день заботливо хранит на складе, а теперь... Юноше казалось, что он в чем-то провинился, а в чем – он понять не мог. Хотя он и до, и после часто страдал от этого ощущения.
Прощание с родными было долгим. Стараниями матери, дававшей на дорогу простые, житейские и очевидные советы вперемешку с причитаниями из-за того, что ее мальчик покидает дом и она его больше не увидит, оно чуть не стало очень долгим. Терри стоило немалых усилий отказаться от половины всех тех вещей, что она хотела дать ему в дорогу, но оставшегося все равно хватило бы на пару недель выживания в необжитой пустыне, не говоря уже о более цивилизованной местности.
В Морхейме оказалось еще холодней, чем в Альтгарде, а в синеватом вечернем свете кожа Терри так замечательно сливалась с заснеженной окружающей средой, что, если бы не его волосы, он мог бы маскироваться без всяких там следопытских навыков. Что гораздо важнее, иногда в этих землях встречались элийцы. Собственно, пока что лишь дважды Терри встречал на территории Морхейма этих странных существ с нездоровым коричнево-розовым цветом кожи и лысой спиной. И, кажется, оба раза это была одна и та же лучница. Но в первый раз она была уже немного мертва, а Терье тут же побежал звать Тахмин, решив, что его неизменной спутнице тоже будет интересно, а рассмотреть покойницу они и вместе смогут. К тому моменту, как они вернулись, трупа на дороге уже не было. Так бы и ушли они ни с чем, если бы кто-то не заметил засевшую в дальних кустах элийку. Тут уж было не до того, чтобы запоминать, кто был первым, а кто вторым, и даже не до размышлений, что двое на одного - это как-то нечестно и непорядочно. Был враг. Врага надо было убить. Вот они и гнались за своей белокрылой находкой до самого вулкана Мусфеля. Начинало казаться, что она все-таки ускользнет, но нет, среди лавовых рек им все-таки удалось догнать и убить элийку. Только тогда Терри понял, что это не надолго, ведь они не нашли и не уничтожили ее нику. Но осознание того, что все их действия не привели ровном счетом ни к чему, не омрачило момент. Это было действительно... весело? Странные ощущения после убийства для того, кто еще недавно пытался обходить монстров окольным путем, лишь бы не причинить боль милой зверуке. Жалости и сочувствия не удостаивались до сего момента только повстанцы Ривара. Они ведь предатели, они заслужили. А теперь вот еще элийцы. Если подумать, они даже хуже. Терри доводилось слышать, что они убивали безоружных в Брустхонине. Так что все верно, они тоже не заслуживают никакого милосердия. Ведь главное в этом деле что? Главное - убедить себя в том, что все решения были приняты верно, а действия - обоснованы. После этого можно жить дальше с чистой совестью.
Тем временем их команда постепенно становилась все менее неразлучной. То Омут, центурион их легиона и просто ворчливый целитель, брал Терри с собой на миссии, то Тахмин куда-то отсылали с другой компанией, то гладиаторша была так занята участием в торгах, что можно было подумать, что ее воспитали шиго, то Терье пропадал целыми днями в кузнице. А тут еще пришло известие о скором переводе Тахмин куда подальше, в тот самый Брустхонин. Пожалуй, что с точки зрения эффективности руководство было абсолютно право, принимая это решение. А всякие нежные чувства не так уж важны во время войны, тем более что как следует пострадать сердечным недугом было попросту некогда. Казалось бы, что теперь, когда большая часть заданий носила полуучебный характер, должно стать полегче. На практике оказалось, что выслушивать каждый раз получасовой разбор ошибок, заодно мучаясь совестью, виновато рассматривая когти своих сапог и придумывая оправдания, совсем не просто. Но лечение и вкусное питание того стоили. Главное – не задумываться во время еды, что еще вчера это мясо весьма ощутимо кусалось, царапалось, легалось или, на худой конец, бодалось. И, по правде говоря, Терье не особо заботило, почему Омут решил возиться с обучением его, простого легионера, вроде бы не страдающего особой одаренностью по меркам даэвов и никем ему не приходящегося. Они оба родом из Альтгарда, что само по себе замечательная причина. Зачем вызнавать, в этом ли дело или целителем движут иные мотивы? Да и какие они, собственно, могут еще быть?
В свободное же от битв время Терри занимался добрыми делами: переводил дебров через пустыню к озеру, помогал Каролин устраивать банкет в честь ее сына, а Даскаиру – пытаться произвести впечатление на его объект обожания. Особых жертв требовало последнее. Материалы для изготовления эксклюзивных подарков было непросто найти, но все это ерунда по сравнению с тем ярко-розовым нарядом с мажеской юбкой, который пришлось надеть, чтобы проверить, отвечает ли он вкусам Садены. Так Терье и узнал, что мода - это явление не только непонятное, но и пугающее. За выполнением служебных обязанностей и решением чужих проблем времени заглянуть домой почти не оставалось, да и отпуска в ближайшую десятилетку не предвиделось, так что о том, как живется родным, страж узнавал из писем, а на праздники посылал им подарки почтой. Мать наверняка постарела, а братья давно обзавелись своими семьями и самому старшему из терриных племянников уже скоро исполнится столько же лет, сколько было Терри, когда он стал даэвом. В общем, многое изменилось и, хоть даэв и не видел этого, но ему еще есть куда и к кому возвращаться домой. И, наверное, будет всегда, все-таки его отцу не грозит смерть от старости, да и в Бездну его, похоже, отправлять не собираются. Что бы люди ни говорили, Терье всегда считал своим отцом того человека, который воспитал его. Хотя все эти утверждения верны и в отношении того, кому молва приписывает непосредственное участие в зачатии Терри.
Шпион - это чужой, свой - это разведчик. Потому-то Терри гордился, когда ему поручили отправиться в Элиос. Он не видел в этом ровным счетом ничего общего с вероломным проникновением в Асмодею той памятной первой убитой им элийки. И, естественно, элийцы преследовали их исключительно из-за своей природной зловредности, а вовсе не потому, что эти трое пробрались на территорию Элтенена и на пару дней там засели. Да, трое. Та самая Дез, с которой они когда-то ходили в гости к оборотням Черного Когтя, вновь объявилась, чтобы составить компанию. И третьим был вовсе не ее элементаль, а Тахмин, которая вернулась из отпуска незадолго до своего перевода. Это было их последнее совместное задание.

Когда только Терри шагнул в разлом, по глазам ударил яркий свет. Их глаза постепенно привыкали, пока асмодиане скитались в поисках безопасного укрытия для лагеря и убегали от случайно встреченного патруля, пытавшегося схватить незваных гостей за длинные гривы. Теперь же, когда эта троица наконец-то добралась до укромного уголка, установила там нику и, в меру сил своих, замаскировала ее ветками, у Терье была возможность заметить, что его товарищи щурятся от яркого солнца не хуже его самого. И не удивительно - все они родились намного позже Катаклизма и привыкли к уютной, мрачной Асмодее. Даже Дездемоне не помогли ее элийские корни, если они действительно были. По правде говоря, Терри считал, что заклинательница все это выдумала, чтобы казаться более зловещей.
Они еще не знали, что такое белые ночи, но у них впереди была целая неделя, чтобы выучить это. Зато проблем с ночными дежурствами не предвиделось - заснуть, когда вокруг так светло, было сложно даже преднамеренно, не то чтослучайно.

По правде говоря, ничего сверхсложного и особо важного этой компании не поручили. Так, достать какие-то мелочи для исследований, а заодно сообщить все, что удастся узнать об элийцах, их крепостях, войсках и прочих важных разведданных. Вот только асмодиане так часто ходят на такие экскурсии в Элизиум, что узнать что-то новое так практически невозможно. По крайней мере, если посылать в разведку воинов, которые "незаметно подкрадываться" умеют лишь гремя доспехами на всю округу. В общем, составление отчета было формальностью. Но Терье так и не понял этого, посему вернулся домой весьма довольным собой. То, что легион решил совместить приятное с полезным и не только проводить одних своих членов в гости к зомби, но и отметить первый набег на вражескую территорию в исполнении новобранцев, только уверяло Терри в том, что он сделал что-то жутко значимое. Это ощущение даже сделало грядущее расставание не таким уж страшным, отодвинуло на задний план.
Именно во время этой пьянки, простите, пира Терье и познакомился с большей частью легиона. Легата Валентайна юноша как прежде видел один раз издалека, так и теперь как-то поближе подойти и поговорить не удосужился. Да и Керес, оказавшийся не только колдуном и центурионом, но и редкостным извращенцем, привлек куда больше внимания. На само мероприятие этот маг умудрился явиться уже нетрезвым и весь вечер приставал к девушкам, причем его, видимо, в силу выпитого, не интересовали ни внешность девушки, ни возраст, ни ее пол. На фоне этого милого даэва и чародейка Айрис, и Омут действительно казались образцами чистоты и святости. Терри был бы шокирован, если бы к тому времени не ввязался в соревнование "кто кого перепьет". Как оказалось, переродившимся до 21 года, тоже наливают бренди и фруктово-ягодные коктейли. Вот только пить их в таком количестве с непривычки не стоит даже даэвам.
Терри, добравшись не без посторонней помощи до спальни, засыпал в обнимку с подушкой. Завтра его ждали новый день, первое похмелье и великие дела. Хотя последние, наверное, ошиблись адресом и на самом деле ждали кого-то другого.

Все описанные события после попадания на Исхальген имели место быть в игре. Я лишь злостно переврал их, перенес во времени и пространстве и добавил чуть отсебятены. Исключение составляют только события, произошедшие после отправки в Элизиум.

@темы: Персонажи, MMORPG, Aion

URL
Комментарии
2011-02-21 в 03:58 

Полосатое
Человек не всеведущ по определению, а потому в этом мире возможно ВСЕ.
Очаровательное изложение.
(да-да, все так и было :-D )

2011-02-21 в 08:56 

White Dog
Полосатое спасибо, я старался! ^__^ Продолжение следует. Такие значимые моменты, как убийство Комру (как по-раздолбайски мы его трижды убивали, причем дважды - неправильно! Ну и поцелуй Тахмин я помню, да-да. Терри под впечатлением!), встреча с Дез и Бау (жаль, что о Бау знаю одно большое ничего), охота на няшку в Морхейме (это было так весело, что я не могу удержаться), знакомство с Омутом (или оно было раньше? Как они вообще познакомились-то?) и так вплоть до возвращения из путешествия в Элиос. Если я что забуду - напомнишь?
*что-то слишком рано проснулся, вот и решил вылезти в сеть посмотреть*

URL
2011-02-22 в 15:21 

Даат
Реальные моряки имели мало общего с благородными мореходы из рассказов
Мореходами?

А, и да, если уж Терри не мог купить "поточные" доспехи ввиду отсутствия нужного размера, зачем надо было самому учиться ковать, не проще ли было сделать индивидуальный заказ у кузнеца? Все-таки кузнечному ремеслу много лет учатся, да и воину оно не выгодно. Да, и еще, для непосвященных не мешало бы объявить, что за Балуерин такое. И Сиана. И Комру.

2011-02-22 в 15:26 

White Dog
Даат Да, перестраивал фразу и окончания не поправил.
Потому что в игре нет возможности заказать. Зато кузнечному делу научиться можно. Все-таки это история по ММОРПГ, надо учитывать ее реалии, в которых это к тому же и выгодно.
Персонажи из игры. Скриншот с Балуерин я вроде показывал?

URL
2011-02-25 в 00:15 

Полосатое
Человек не всеведущ по определению, а потому в этом мире возможно ВСЕ.
Да, веесело элийку погоняли))
Отсутсвие свитков скорости было минусом. дальнобойный удар ниже копчика - плюсом. Удочка - оказалась бесценна.

2011-02-25 в 01:29 

White Dog
Полосатое да. Жаль, конечно, что я вначале ступил и отстал, а заодно решил, что ты ее добила, и ошибку понял не сразу. Но все равно было очень весело! А скоро будут нас элийцы весело гонять!
В общем, сюжетно большая часть написанного ни разу не главное, зато самое запомнившееся. Ну еще прогулка по лаве запомнилась - я-то думал, она будет по полздоровья сразу сжирать, так что впал в панику, когда упал.

URL
2011-02-25 в 02:37 

Полосатое
Человек не всеведущ по определению, а потому в этом мире возможно ВСЕ.
Как ни тупо, но быстро и эффективно мрешь тут под водой, а не на лаве.

2011-02-25 в 08:30 

White Dog
Полосатое может, исправят, когда введут плаванье в 3.0. Но да, вода коварна

URL
   

Paradise of Robotic Dogs

главная